Федерація Страйкболу

інформацію поновлено:
15.06.2012
Зимовий Рейд 2014
Подати заявку
Підписка на новини
реєстрацію завершено

Про проект "Гірські рейди"
Рейди (архів)
Новини

Статті
FAQ

Логін:
Пароль:

  Статті / Звiти та відгуки учасників
Зимові походи
Загальний Розділ
Звiти та відгуки учасників
Інше
Відокремлений звіт "Зима 2012"


Зима 2006 - Путевой дневник непутевого подразделения

Автор: Hawk

Додано - 31.05.2007

***
...Мы выдвинулись из Славська, чудесным морозным утром. С трудом покинув пределы города, наводненного лыжниками, и осилив небольшой подьем, перевели стволы в походное положение, обрядились в масккостюмы и, образно говоря, встали на тропу войны.






Началось все для меня, понятное дело, неприятностями. Подстег от бушлата, халявно привязанный к РДшке, выпал в ручей, через который я энергично перепрыгнул; а я шел последним и не заметил. Ладно хоть возвращаться пришлось недалеко.

А дальше был подьем. Именно такой, какой он должен быть зимой - крутой, снегу по пояс, вершина видна - но лучше бы не видеть, шаг - остановка...Эмпирическим путем установили оптимальный алгоритм - 10 шагов, смена направляющего и по кругу.

Влезли на хребет. Глаза на лбу, пот ручьем, хорошо!! Но не успели еще как следует собой возгордиться, как я краем глаза заметил страшное - Браво с опаской смотрел на компас. А по хребту уводила в бесперспективном направлении тропинка - это даже без компаса было понятно. Неужто...

Верить в страшное никто не хотел, поэтому занялись самогипнозом. А именно: видим ручей - ага, ну пусть это будет вот этот ручей на карте. Дорога похожа вот на эту, не, реально похожа, а то село впереди - наверняка Нижняя Рожанка, тем более что нам туда и надо. И фигня, что она по азимуту с погрешностью в 25 градусов - значит, компас врет, точнее, оба одновременно...

Помедитировав так минут 20, мы наконец привязали местность к карте и принялись осторожно спускаться. Спускаться было легко, и я заметил природу. Маленькое ущелье, в которое мы попали, было занесено снегом и красиво той самой, особенной красотой, которая бывает, если в поле зрения ни одного домика, ни одного человеческого следа. Только что перед нами было все Славсько, и вдруг - щелк - и нету ничего, ты и зима, лицом к лицу. Обожаю.

Нижняя Рожанка должна была быть маленьким селом, сквозь которое планировалось просочиться, не зачехляя стволов. Село оказалось большим, внушительным - широкая центральная дорога, тут и там здания административного вида.И мы понимаем, понимаем наконец - это не Рожанка. Вопрос только - что это.

Встречаем местного дедушку. Местный дедушка смотрел с опаской, иcподлобья. Но увидел карту и оживился, начал показывать. Показывал увереннно, уверенность же и вселял. А потом Браво попросил уточнить, конкретизировать. Не помню уже что. Но дедушка отреагировал неожиданно - "Извините ребята, я без очков не вижу". Улет...

Привалились у дороги и задались наконец самым актуальным вопросом - хде мы находимся, ёпта??? - всерьез. Well побежал в дом напротив выяснять. Смотрим - бежит уже обратно, и на Браво смотрит... нехорошо так смотрит. Оказалось - мы в Славсько.




Браво все понял сам. Мы его утешали и думали, что делать. И я понял внезапно, что приключения БУДУТ! И что они начались, можно сказать, уже.

Подбили сухой остаток: высота далеко, темнота - через 3 часа. Вариантов два, один другого хуже - либо 5 км через хребет, либо 10 км в обход по дороге. Второе видится приятнее - дорога под нами, а хребет... ну что ж, вон он, хребет - вдалеке, в туманной дымке... Всплывает волевое решение - ТРАНСПОРТ!

И мы начинаем ловит машину. Предварительно косметически замаскировав стволы.

Не сразу, но поймали - "таблетку". Увы, лыжный сезон - платить пришлось много.

В машине было хорошо, уютно. Как-то сразу навалилось все - и недоспанная ночь, и молодецкий штурм первого подьема, и вообще... Ехать было приятно, отогрелись, расслабились. Сморило меня, короче. И не одного меня.

Мы исторглись из недр таблетки у входа в ущелье. До темноты - предположительно час. До высоты - однозначно не меньше четырех. Рванули.




В горах темнеет мгновенно - так принято считать. Однако в этот раз все было по-другому. Мы топали и топали, редко останавливаясь чтоб наполнить флягу, сфоткаться или перетянуть шнурки - а темнота никак не могла нас догнать. Постепенно удлинялись тени, неожиданно полыхнула вспышка фотоаппарата при очередной сьемке. Нет ничего более убаюкивающего, чем дорога в предгорье, это не по хребту пилить, и тем более не в подьем. А если эта дорога еще и прямая... Одним словом, мы шли, шли, и наконец пришли.

Темнота застала нас у подножия, в виду небольшой заимки - сеновал, забор, закрытая колыба. В памяти стерлось, когда и как мы решили, что по темному вверх не пойдем. Скорее всего, решилось это само по себе. Вынужденная задержка по пути, когда мы, убоявшись неведомых голосов впереди, стратежно залегли минут на 15 в кустах между дорогой и ручьем, окончательно укрепила решение.

Комплекс вечерних мероприятий начался с групповых забегов вокруг закрытой колыбы в поисках входа. Пробовали ломать окно, но в конце концов остановились на сеновале, тем более что места там было много, а уюта, после того как мы выскребли изнутри снег - более чем достаточно. Вещи втащили внутрь, ветерок весело задергал мокрые масккостюмы, развешенные рядом на заборе - привидения спустились с гор! Я с тоской предчуствовал долгую возню с огнем, но Паладин отменно послужил отечеству - в его рюкзаке обнаружился Волшебный Вазелин для дров, и через минимальное время на противопожарном удалении от сеновала запылал костер.

Сырой снег не помеха костровой романтике - от колыбы мы прикатили пару удобных чурбачков, из рюкзаков появилась тушенка со сгущенкой, запахло ужином, закипел чай, Зверь набил и раскурил трубку, к которой немедленно присосался кто-то другой... Одним словом, стало невыносимо хорошо.




Сидели около часа, а затем отправились спать.




Паладин храпел, ему угрожали. Зверь,измученный храпом, поднялся раньше всех и высадил на измену Браво. Браво вцепился в мой, то есть в свой ствол и принялся воевать,не покидая сеновала и не просыпаясь - "Давай быстрее механу, это Павло!"

Встали к 10. Поели, начали собираться. Вы когда-нибудь били о бревно примороженный РД? А ботинки? Эт прикольно. Окрестности, насупившись, смотрели на нас. А я на них - сквозь прицел фотоаппарата. Возились мы, конечно, долго и явно не по-разведчицки. Однако в конце концов все было собрано/навьючено, и наш спешенный отряд чеченских сепаратистов мерно пополз вверх.





Мы поднимались, а туман задумчиво полз нам навстречу. Снег начал поскрипывать под ногами, температура падала. Зверь укутал Ружжо в маск. чехол и охотно с ним позировал




Браво всматривался в голубые дали и пугал Павлом, я с удовольствием прислушивался к новым для себя ощущениям - ноющей от ружейного ремня шее. Шли легко, большую часть пути - по дороге и вдоль нее.

Подьем закончился через несколько часов - привалом недалеко от гребня, за которым, в теории, вражина уже однозначно понакопал полнопрофильных окопов и понарастягивал растяжек. На разведку гребня пошли Браво со Зверем, и вот он, момент икс - оба залегли, и вскоре возбужденный Браво приполз обратно - в поле зрения на дистанции трех перестрелов был обнаружен одинокий и некамуфлированный часовой. Паладин, передвигаясь перебежками, снабдил оставшегося бдить Зверя подстилочным ковриком,




а мы развели костер и явили миру мокрые портянки.




Ввиду невозможности обойти часового по-тихому, кратким заседанием было постановлено расслабиться и ждать темноты. В теории, мы могли рвануть по горам в обход, но... Короче, мы это не обсуждали. Ограничились тем самым веским "но". Все и так было понятно. Зверь сменился и поведал о терзаниях снайпера, которому технические возможности не позволяют завалить часового с несчастных двухсот метров. А часовые, изредка сменяя друг друга, вели себя вовсе нахально - стреляли по елкам, маркировали снег желтыми вензелями, одним словом - откровенно насмехались. Перекус, сушка, попытка развести костер получше, сушка, еще одна смена наблюдателя на гребне - одним словом, так и закончился световой день. На лагерь обрушилась ночь (с).

Рюкзаки и РДшки сложены в кучу. Куча замаскирована, костер затушен. Обмундирование, снаряга подогнаны, аккумы в гнездах, шары в механах. Готовность номер один.

Мы выступаем.




Описать? Фиг там, не опишешь. Ночь, темнота, снег, лес, тишина, предохранитель снят, мы вдоль кромки леса сторожко продвигаемся вперед. Белые тени на белом снегу. Небольшой подьем - взбираемся попарно, останавливаясь и прислушиваясь. Волочим с собой по снегу атмосферу напряжения и готовности - это все еще игра или всерьез?





Загруз мозга по полной. И вот наконец - впереди огни, мечется что-то между деревьев, справа внизу.

Краткое совещание, натягиваем тент от палатки, включаем маячок. Паладин с Well'ом, на правах разведки, отправляются вперед на мины, а мы формируем как бы штаб и, огибая огни, тоже медленно пробираемся по хребту.

Получая по рации противоречивые сведения о происхождении огней, выдвигаемся на дистанцию видимости. Видим внизу вроде как колыбу. Вокруг колыбы бродят человечки, прилежно высвечивай склоны фонарями. Фонари добротные, но до нас пока не добивают. Справа к обьекту примыкает лесок, и в нем, предположительно, хоронятся наши разведчики.

Недалеко от колыбы на нашем направлении - две копыци. Ползем к одной из них.. Теперь световой луч гуляет над головами, проходит по нам - вжимаемся в мокрый снег, накрываем собой стволы. Вползаем в мертвую зону видимости - теперь нас не видно из колыбы, и одновременно вползаем в активную зону слышимости - снег сцуко скрипит, неслышно дальше не получится. На границе зон еще раз выходим на связь. Зверь командует ракету. Паладин пускает.

Ракетa выбеливает (точнее, вызеленивает) всю нашу общую диспозицию. Обладатель фонаря поспешно ретируется в колыбу, в направлении пуска из колыбы выпускают очередь. Мы поспешно, забивая на шумовую маскировку, добегаем до копыци.

Теперь уже не остается ничего, кроме как вперед на амбразуру. Трехкратный перевес, так нужный при штурме, увы, в нашем случае заменяется двукратным недовесом. Еще один сеанс связи озвучивает решение, продиктованное отчаянием - с ракетой все вперед, авось кто проскочит. Надо ошеломить противника - пойдем в атаку трезвыми (с). Увы, мы не успели заметить во время первой ракеты, что прямо на нас смотрит вход колыбы, в котором с удобством расположился Портеро (?). В направлении разведчиков двери не было, но было окно с сидящим внутри Гданзом.

#§$%#- смекнул рядовой Иванов, увидев перед собой сразу два Тигра. И не подвела солдатская смекалка...

Итак, ракета дана, все вперед. Замечу, "ура" не кричали. Кричали "убит", я и Браво. Я, впрочем, успел полоснуть очередью во всю механу - и все ушло в крышу колыбы, а затем (половина дистанции осталась позади) серия шаров от плеча до задницы прервала мой героицкий забег. Зверь стратежно залег за сеном и принялся своими точечными ударами расшатывать колыбу. Справа от нас в это время сняли Паладина, а Well, попутно заколбасив кого-то, тихарился у стены. Их атака явно была успешней нашей.

В мертвятнике, подсвеченном "мертвыми" зелеными огоньками, нервно и много курили. Затем пришел Павло, подвзорвавшийся на собственной гранате, наверно в знак протеста против нашего смертоносного штурма. Потом пришел Well и вскоре - Зверь. Битва титанов таким образом завершилась, перемирие.

Дорога обратно за рюкзаками была, безусловно, наказанием. "А вот если бы... ", "...да надо было подождать", "а если бы туда, а потом оттуда...", "а если бы сначала того, а потом того, этого..." - и так всю дорогу. Когда пришли к месту лежки и разобрали рюкзаки, я пропустил что-то вроде "если бы мы их вынесли, сейчас бы легче шлось". В ответ грянул хоровой вой: "Да #§##%& , да ты что, да это игра, да нам пофигу"... а потом мы полчаса сидели и говорили о том, что мы все равно круче в 100 раз, т.к. мы дольше шли, опасно крались по ночному лесу, офигенно штурмовали и впечатлений у нас больше, а они блин в колыбе отсиделись гады такие, ага! А уж в реальности мы бы точно победили - факт, т.к. у нас 100% был ПКМ (для разноса колыбы на щепки), ВСС (для снятия часового), "Муха" для поражения вражеского дота одним ударом, две "Мухи" для последующего салюта, большой танк на одной гусенице для транспортировки, звено Су-25 с шести часов для подстраховки, вертолетный полк для эвакуации и маленькая ядреная бомба - все заполировать.

Утешившись, мы направили стопы обратно...

Ночевали под одним кровом с врагами заклятыми, в другой (теплой) колыбе. На чердаке.

Нет ничего лучше, чем спать праведным сном на свежем воздухе - когда одеревеневшее тело блаженно вытягивается на твердом ложе, теплота спальника убаюкивает, свежий морозный воздух проникает через вентиляционную дырку, снаружи ветер и изморозь на досках, а внутри - тепло, хорошо... и мгновенно проваливаешься в сон до утра.

Утро началось с перетасовок в игровом сценарии.

Запасная миссия, ввиду технической невозможности провести основную, предполагала наше перевоплощение в доблестных защитников таджико-афганской границы. Граница была назначена в районе первой (штурмовой) колыбы и ограничена участком примерно в 50 метров (с колыбой посередине). Легенда простая: стережем коридорчик, по безоружным не стреляем, но обыскиваем и наркоту отбираем, а с оружными воюем. В роли наркоты послужила механа, снабженная этикеткой с соответствующей надписью. А соперники, соответсвенно, таджики и талибы, с заданием либо пронести наркоту, либо вынести нас оптом, остались на месте и принялись строить планы.

По прибытии на погранзаставу Браво отруководил сделать чучело наркоторговца и служебную собаку Джульбарса. С чучелом решили сразу - набили сеном масккостюм и Браво собственноручно натянул его на колыбе.




С собакой маялись дольше, ограничились тем что перетянули проволокой охапку сена, снабдили пояснительной запиской и присобачили поводок.




Вскоре к нам потянулись нарушители. Нарушители вели себя смирно и ничего не нарушали; а потом пришел Портеро в облике пьяного талиба. Пьяного талиба задержали по какому-то поводу и усадили в колыбе, т.е. в помещении заставы, где он и сидел, не выходя из роли.

Обыск нарушителей лично контролировал Браво, ведя на поводке Джульбарса.




Обыскивали конечно поверхностно. В конце концов стало ясно, что более-менее вразумительного бескровного отыгрыша не получится - единственной находкой сей импровизированной ролевки так и остался пьяный талиб Портеро, который вскоре свалил обратно - трезветь и готовиться к штурму.

Упала темнота. Команды поменялись ролями - теперь мы наслаждались теплом, а соперники морозили седалища по периметру долины. Однако долго так продолжаться не могло, мы ждали штурма и всматривались в темноту.

Оружный единственным дальнобойным фонарем Браво забил на Джульбарса и высвечивал склоны. Оружный тюненым (вопреки рекомендациям) приводом Гданз залег слева на дороге и скупым огнем пытался поразить Браво, который ловко бегал между шарами и хулил Гданза нехорошими словами. Гданз отвечал сообразно роли.

Я бдил у фронтального (по основному направлению штурма) окошка, экономно высвечивая пространство дохлым фонариком. Высвеченого пространства было самая малость, что, конечно же, внушало тревогу. Где-то за спиной злодействовали французы, оборонявшие подступы справа, из того самого леска, где они прятались вчера. Слева, ввиду отсутствия естесственных укрытий и усеченности штурмового коридора, мы никого не ждали.

В разгар веселья по склону вниз по направлению к нам выдвинулось белое привидение. Привидением оказалась Рони. Расстрелять привидение, застывшее по команде "стоятьнедвигаться!", мне не позволили правила, хотя я отчетливо чувствовал генеральную подляну. Поэтому Рони была халтурно обыскана ..."Стоять-руки за голову- повернуться! - иди греться!" и эпизод посчитали завершенным.

Вскоре мы утратили Браво, полегшего под прицельным огнем по источнику света. Браво назначил мертвятником место в обогреваемой комнате и уселся там точить лясы с Рони. Еще через несколько минут началась война.

По колыбе бодро затарахтели шары. Я поперхнулся недожеванной шоколадкой и высунул ствол в окно. После чего, для увеличения сектора обзора, слегка высунулся сам. И вовремя!

Слева вниз по склону быстро и хаотично передвигалось тело, исполняющее по ходу какой-то невероятный нижний брейк. Чуть выше смутно угадывалось еще одно. Выпускаю очередь по ближнему, еще и еще - встает, уходит.

Меняю механы... Спешу. Пустую механу потом кто-то нашел в другой комнате под столом. Вторая никак не лезет в автомат. Наконец влезла. Веду стволом в направлении второго тела. Целиться никак не получается, стреляю наугад. С последним шаром - противник обозначается и уходит. Восторг!

Сзади слышится возня, что-то прокатилось по полу. Бабах! Граната... Меня больше нет.

Выхожу в предбанник-мертвятник. Рони давит лыбу и прячет зажигалку, Браво нарезает круги с криком "Ее надо расстрелять, а я не могу, я убитый!"

Зверь с Паладином довели дело до конца, после чего расстрелянная спокойно уселась обратно у костра. А в это время где-то справа, как потом оказалось, Well одной очередью уколбасил всех троих талибов, злодейски пробиравшихся к нам по лесу.

Так и закончилась война.

ту би континуед.




Pейд 2007. Звіт від Фрогфута.

Автор: Frogfoot

Додано - 05.10.2007

Політ над гніздом ексцентричної ворони

Незадовго до часу «Ч».

В процесі підготовки до Карпатського рейду мною було прийнято рішення такі важкі і незручні у поході речі як мозок і совість у дорогу не брати. Натомість додати консервів по вазі і шикувати. Консерви я потім теж забракував, прислухавшись до нехорошого внутрішнього голосу, який авторитетно заявив, що у рейді буде багато новачків які візьмуть з собою багато їжі, що, відповідно, означає надлишкову вагу наплечників, що, відповідно, обов´язково приведе до скидання зайвої ваги на маршруті (а найчастіше скидають їжу), що, відповідно, означає... Далі промовчу.
Наступною порадою внутрішнього голосу стала – «У крайньому випадку схуднути мені не завадить».
Як потім виявилось внутрішній голос не помилився у обох питаннях.
Далі були закупи останніх необхідних продуктів, нового компаса, який виявився цілком прийнятним як на свої 12 грн., нового Г-подібного ліхтарика (який виявився справді «Г»).


Один день до часу «Ч».

Оскільки рішення не використовувати мозок було прийняте, я умудрився обгоріти засмагаючи на річці. Як воно аукнулось в наступні три дні описувати не буду. Боляче і неприємно.
Повернувся я до Львова увечері. Після чистого прохолодного повітря Прикарпаття – пекло, духота (і решта синонімів) вкупі із відсутністю кисню у оточуючій газовій суміші. Гадство!
Одним із завдань безпосередньої передстартової підготовки, було організувати вечерю і місце для ночівлі для трьох гостей із Білорусії. (Найсмішніше що я викликався добровольцем.). Ще двох прихистить Павло.
Коньяк гріється на столі, пара літрів пива і квасу у холодильнику, а я повним ходом чешу у точку рандеву із білорусами.
Йо-ма-йо! З пяти білорусів дві дівчини! Після короткої наради з Павлом приймаємо рішення: Марія, Ольга та Іван ночують у мене, Ілля та Вадим – у Павла. Мої підлі плани покласти гостей спати на підлогу накрились рваним тапком і на підлозі постелив собі я. Блін! Будемо вважати це акліматизацією до рейду.
Пішли обмивати знайомство на кухню. Йолки-моталки, білоруси виявились братнім слов´янським народом і притягли ще пару літрів темного міцного. За знайомство! Опів на другу ночі духи бородатих білоруських партизанів мали змогу із сльозами замилування спостерігати як їхні достойні нащадки ведучи милу спокійну розмову виготовляють гранати і паяють МР-5. Ідилія...
Третя ночі. Відбій.

Шоста ранку. Підйом!
Секунд десять намагаюсь зрозуміти де саме знаходиться будильник.
Восьма ранку. Добираємось до вокзалу, вітаємось з небагатьма достатньо божевільними страйкерами і, лякаючи некомбатантів своїм виглядом, по черзі сидимо у найближчому кафе, чекаючи дев´ятої ранку і маршрутки.
Девята ранку. Відїзд. А фіг вам!
Пів на одинадцяту. Відїзд.
Браво антуражно лежить у проході на рюкзаках. Дехто намагається виспатись. Спроба розумна але безрезультатна. Пів на другу. Прибули. Затарившись водою і лякаючи своїм виглядом місцевих, бредемо через пункт висадки – село Либохори. На привалі ділимось на дві групи: повстанці та САС Родезії. (Мені по духу ближче урядові війська – записуюсь до «білих»). Обмінюємось дружніми зауваженнями і політкорректними коментарями із афроафриканцями. Просимо надалі звертатись до нас «бвана» або «білий господар».


Пята вечора. Понеслось!
Ми у ролі Родезійського САС висуваємось з бази із завданням зайняти висоту 1328 і утримувати її до наступного ранку. Усю дорогу по селу і трохи у горах нас супроводжує місцевий Гаврош на велосипеді. Очі горять цікавістю, руки тягнуться до автоматів. На одному із привалів Павло розповідає хто-ж такі справжні Родезійські САС. А ми круті, однако.
Трохи пізніше (19.30) розвідка (я і Фауст) відмітила підозрілі шуми справа від маршруту. Оскільки у контакт із противником вступати заборонено, а водою ми запаслись достатньо (помилились), здійснюємо безстрашний ривок вліво.
20.30. Йо-ма-йо!
21.30. Йо-ма-йо!
Ніч. Йо-ма-йо! Дорога закінчилась. А навіщо нам дорога, якщо є карта, GPS та відома точка призначення? По жипиесу ми десь недалеко від мети (помилились). За допомогою вказівок Павла, матюгів і саперних лопаток будуємо шелест (укриття).

Підйом через пару годин, петля по вчорашньому маршруту і повна відсутність води на шляху зіллялась у щось одноманітно доставуче. Залишки води, до речі, ми розподілили ще зранку – по два-три ковтки на брата. З ними ми і штурманули гору. Виснажені і спраглі атакуємо. Результат відповідний – час вийшов і завдання ми не виконали. Занавіс.
Решту цього дня і половину наступного зайняли тренінги. (основи виживання, картографія, ПМД, основи альпінізму, засідки та контрзасідки).

Вечір третього дня.
- Наплечники на плечі! Рушили!
Павло і Юлік авангард – гребемо далі. Після тренінгу по засідках який провів Браво з підозрою кошусь на усі підозрілі травинки. Тим більше, що Браво з парою бійців з нами немає – напевно щось готує.
На досить таки крутому і слизькому спуску на практиці відпрацьовуємо тренінг по скелелазанню – спускаємось на страховці. Трохи заспокоююсь – зараз нападу я не очікую. Браво людина адекватна і розуміє – черга по людях на слизькому схилі зараз дорівнює випущеній із рук мотузці і гарантованим переломам. Ще більше переконуюсь у цьому коли, викрешуючи іскри, поруч проноситься «чемодан». Ух-ти, на цьому місці я сидів хвилин пять назад. Прикол.
Починається дощ, темніє на очах, а половина групи ще нагорі. Щоб не втрачати часу, ми з Юліком, залишивши рюкзаки, ідемо у розвідку у темну ущелину, яка очікує на нашу групу. Слизький мох поверх мокрого каміння. Це просто неймовірно. Доповівши обстановку, дочікуємся підходу решти. Принесли і наші рюкзаки. Яка приємна зустріч!
Міняємо похідний порядок. Іду замикаючим. Через пару годин дороги (я сказав «дорога»? Вибачте. Просто наш народ називає дорогою ту місцевість де збирається пройти.) починють сідати батареї у ліхтарях. Неприємно дивитись як час від часу гасне черговий ліхтар і група все більше провалюється у темряву. А народ починає видихатись і повзе з останніх сил. (точніше це ми думали що з останніх). Йдемо по слизькому руслу ріки. Намагаюсь світити ліхтарем під ноги тим хто попереду. А у нас один діодник на чотирьох. Дощ припиняється. Поволі але невпинно ідем далі. Після конопляного поля виходимо до балакучої річки. Тьфу! Після малинника на схилі гори спускаємось до річки. Частина людей бреде по щиколотку у воді. Добравшись по руслу до вузькоколійки чуємо наказ – «Привал! Гріти чай і переодягнутись у сухе.» Проходжусь крізь натовп, дивлюсь як люди. Хелю буквально трусить, але признаватись у цьому вона вперто не бажає. Вкотре згадується анекдот про ексцентричну ворону. Ой не востаннє згадується.
Дістаю заповітну пляшечку із кон´яком. Поруч одразу матеріалізуються ще дві постаті. Блін! Я ще навіть кришечку не зняв! Павло і Фауст. Ну що з львівян взяти? Пиво, кава і кон´як у нас напевне в крові. Робимо по ковтку – зараз це ліки (як і у 99% випадків у Карпатах). Виясняю неприємну новину – Хеля промокла наскрізь. Разом із рюкзаком. І сухих речей у неї немає взагалі. Позичаю у німців сухий рушник. Дивлячись на процедру розтирання чи то Углук, чи то Тримаран, чи то разом відпускають недвозначні жарти. Цікаво заздрять мені чи Хелі. Їх то ніхто не розтирає.
П´ємо чай і пакуємось. По карті точка призначення уже близько. Значить йти будемо до перемоги. Хоча попередню частину дороги ми подолали за сім годин. Але зараз рухатись будемо по горизонталі, відносно чистій дорозі та і світанок уже незабаром. Народ після привалу і гарячого чаю явно ожив. (щоправда через годину ентузіазм кудись пропадає і уперед іде загін зомбі (точніше горбатих телепузиків).
А навколо неймовірна краса. Збоку лагідно шумить ріка, весело крапотить по плащ-палатці мілкий дощ, а навколо здіймаються до неба гори. І та димка у якій губляться рейки – це сам подих Карпат. Гори димлять і ми їх частина.
Опів на сьому ранку надворі уже достатньо світла для мого Олімпуса. Народ чомусь не палає бажанням шикуватись. Чому-б це? Зображуємо «стадо спецназа хаотичне» і робимо пару фотографій.

Ранок того-ж дня.
Доповзли. З полегшенням зітхаю. Якимось дивом нічний перехід без світла і дороги обійшовся нам всього-лише розсіченим коліном Майка, однією підвернутою ногою і декількома падіннями, які дивом не закінчились чимось серйозним. Знімаю наплечник і тихо матюгаюсь. Кудись пропали стойки палатки, які я героїчно тарабанив на своїй спині уже чотири дні. Палатка не моя, а значить, варіантів немає – треба повертатись. На щастя до завтра ми з місця рушати не будемо. Вирішую годинку полежати і йти назад.
Через які гарні місця ми проходили уночі! Буквально обжираючись малиною прогулявся за стойками (лежали собі мирно на точці привалу).
Повертаючись і очікуючи потенційної черги в спину від Браво & Co помічаю на мості біля бази нудьгуючого Акеллу. Виявляється ні пластунів, з якими ми повинні були тут зустрітись, ані групи «партизанів» Браво досі немає. Як немає і звязку – телефон вперто ловить «112». Зате виясняється приємна річ – десь тут можна купити пиво. Відправляємся на пошуки і знаходимо німців. Пиво у них. Але вони згодні дружити. В обмін на сало. Дружим. Пиво, по ковтку коняка та перцівки, сало. Розпалюємо вогнище і дружимо значно ширшим колективом. Відбій.
Хитра посмішка Павла знімає сон як рукою. Кладу поруч «Глок» - автомат-автоматом, а під час нічної тривоги пістолет зручніше. Відбій.

Як виявилось посмішка Павла пояснювалась значно прозаїчніше.
- Підйом! На зарядку шикуйсь!
- Чаво?
- Перше попередження!
- А-ааа! Ну так би і зразу. Уже ідемо.
День заповнений тренінгом по альпіністиці. А увечері знімаємось у невідомому напрямку. Щоправда по дорозі на Мизунь. Цивілізація. Яке дивне слово.
Привал. Ще один тренінг по виживанню, розбавлений нездоровим інтересом місцевої великої рогатої худоби до червоних шкарпеток Браво. Тримаран відганяє бика.
Повертаємо вправо від дороги і потрапляємо в болото. Кожному дають вводну – назбирати у болоті хмизу і розвести багаття з чотирьох сірників. Граємось у юних пожежників. Під шумок підходить знайоме стадо ВРХ. Бичьйо, залякуючи рогами і копитами вимагає нашу реєстрацію і червоні шкарпетки. Тримаран відганяє бика.
Гасимо вогні і рушаємо длі. Коли темніє, влаштовуємо патрульну базу, як ми гадаємо – згідно стандартів НАТО (Про те, що вона виявилась квадратною замість трикутної я мовчу). Підрубаним деревом падаю поруч із Клімом і виставляю із спальника лише автомат. Неприємний внутрішній голос повідомляє, що





на траві щось біліє і це заморозки.
Кліма кудись забирають. Напевне вартовим.
Кайфую від спокою і тепла. Поруч іще два десятки людей але ніхто не матюгається і не шумить. Кайф ламає Браво. Моя черга вартувати. Після мене Тримаран. Питаю дозволу будити його прикладом автомата. Відповідь ухильна але, з іншого боку, слова «ні» я теж не почув. Тримаран, стаючи на варту, щось шепотів собі у бороду про політрука і кинжал у серце. Напевне йому снився якийсь кошмар. А я повзу на свою вогневу позицію. Кліма досі немає. Цікаво. Повідомляю про це Браво і завалююсь спати.
Виспався, блін! Стрільба на фланзі. Вогневий контакт. У ритмі румби і стилі «пяний кулак» згортаємо базу огризаючись вогнем і відступаємо. Перед світанком повертаємось для зачистки території. Знову стрільба у затягнутому вранішнім туманом лісі. Збоку підводиться якийсь силует. Даю туди чергу і вже тоді бачу, що пришив Фауста. Йо-ма-йо! Зняв свого.
Не все так просто. Коли бій закінчився виявилось, що Фауст і Клім і були тими «партизанами» Заспокоєна совість завалюється спати. А ми розкладаємо великі ватри і гріємось до світанку. Територія, як виявилось, перебувала під контролем уже знайомого стада. Тримаран відганяє бика.

Кінець першої частини. Антракт. Буфет.

Частина друга.
Дійові особи ті-ж самі. Ландшафт поступово змінюється.
Народні гуляння були перервані новим реаліті-шоу від Павла і Браво – «Виживання». Вирішивши на халяву поснідати вони видали кожному по жмені гречки із завданням завтра зранку пригостити інструкторів кашею. І це все за допомогою 4 сірників, ножа та поліетиленового пакета.
Місця для виживання обирав Тримаран. За що я йому і вдячний – на такому схилі шукати людське житло буде лише божевільний. Матюгаючись видираюсь по слизькому кам´янистому схилу нагору. Нетривалі пошуки завершились біля чогось схожого на лежанку розмірів приблизно 2 на 3 метри і почалось будівництво згідно генерального плану забудови та архітектурного проекту бунгало у модному стилі «шелест». Поруч і дерева і хвої вистарчило з надлишком. Як то говорять – «апетит приходить під час обіду» - вирішив замаскувати уже готовий «капонір Фрогфута». Ще півтори години посипання сухим листям, обкладання мохом та приховування вогнища. Готово!
Позиція просто неймовірна – в ста метрах вище непрохідний жереп, з боків схили градусів 35-50, встелені сухим листям і гілками, внизу схил градусів 65-70. недалеко невеличке замасковане джерело – що вам іще потрібно. О шостій вечора вирішив спуститись до річки. По дорозі поповнив запас води та малини. Помився.
Матюгаючись видряпався нагору, розпалив багаття і вирішив ще годинки дві – три посидіти біля вогню.
Глюки, як завжди, почались коли стемніло. У шелесті щось почало шарудіти. Відкидаючи настирливу думку про змію, вирішив знайти загарбника. Із смолоскипом залізати усередину шелеста не дозволив шар сухого листя та здоровий глузд, а ночувати без укриття не хотілось. Вихід із ситуації знайшов просто анекдотичний – роблю шість фотографій «підозрілої» ділянки і сідаю бавитись у гру «знайди десять відмінностей». Саме за допомогою цього метода загарбник був виявлений, локалізований, оточений та вилучений за межі шелеста. Здоровенний жук сантиметрів чотири довжиною. Було бажання провести зразково-показовий розстріл але садизм... Тьфу... гуманність перемогла. Надаю жуку різкого прискорення по двох векторах руху і по красивій параболічній траекторії у напрямку до річки та Північноамериканської континентльної плити жук зникає у темряві. Hasta la vista, baby.
Лягаю спати. Вранці прокидаюсь під спів птахів, горизонт світлішає, в шелесті сухо, тепло і м´яко. Ловлю себе на думці, що це не виживання, а курорт. Дозволяю собі ще трохи відпочити (ха-ха! Займаюсь злісним байдикуванням ще годину).
Зварену вчора гречку беру із собою і з матюгами спускаюсь до залізниці. Зустрічаю Кліма та Лорда. Стоїмо, балакаємо, ділимося враженнями...
Поруч проходять якісь туристи. На вітання трьох неголених дядьків з автоматами (нас) не відповідають і з прискоренням віддаляються.
Чекаємо... Організаторів... Довго....
О восьмій організатори починають збирати «виживальників», попутно перевіряючи шелести.
Повернувшись на базу, розслабляємось. Опівдні, вкінець обнаглівши, влаштовуємо «солдатську баньку по-родезійськи» - ідемо купатись на річку. Дикі крики і бризки добру годину неслись над раніше тихою рікою. Для заспокоєння совісті фоткаємоь зі зброєю та у розгрузках поверх плавок.
Буйство злісного биття байдиків тривало до пізнього вечора, коли укотре (блін!) прозвучала команда одягти наплечники. Знову кудись ідемо. На цей раз недовго – наш шлях приводить нас до труби. Буквально. Величезний трубопровід нависає над рікою на висоті шести-семи метрів. Влаштувавши страховку, почали переправлятися на другий берег. Ми з Майком як замикаючі переправляємось уже у сутінках. Тримаючись за страховку яка лише заважала (діти, не слухайте мене і не повторюйте цей фокус удома) перехожу по трубі. Чую радіопереговори Тримарана – «Політрук вийшов. Ріжте страховку». Цікаво про кого це він? На другому березі мене уже чекає гарячий чай та тепла компанія біля вогню. Доки знімали страховку із труби і проводили розвідку, дуже мило посиділи біля ватри. А, оскільки була уже одинадцята вечора, то по маршруту ми пройшли лише годину. Ночівлю облаштовуємо прямо на схилі гори під відкритим небом. Ще декілька хвилин любуємось повнею і заповзаємо у спальники. Невеличкий дощ уночі відверто ігнорую, просто накинувши плащ-палатку.

- Підйом! На зарядку шикуйсь!
Майже не матюгаючись, народ в хорошому ритмі помахав руками і ногами (звикли напевно) і, зібравши речі, попрямували далі. Знову-ж таки недалеко. Снідаємо на березі невеликої річечки. Мене не відпускає думка, що вся ця халява в останні дні приведе до чогось нехорошого. Дещо змінюється склад команд (Ура! Увесь історично сформований на переходах «хвіст» разом), отримуємо нові завдання. Родезійці повинні влаштувати засідку на повстанців і не допустити передачі документів. Аки сайгаки (нє, ну точно звикли уже) ломимось уперед – у світле майбутнє... Тьфу... У невідоме. Опиняємось щоправда не там, а у точці призначення. Відпочивший, виспавшийся, поївший народ ломиться вперед як бізони. Мда-а. Це вам не «зомбі» з нічного переходу. В очаровуючому темпі досягаємо місця засідки. «Урок перший – маскування на місцевості. Ой! А де ви?». Разом із Клімом займаємо природній «окоп» утворений корінням поваленого дерева. Чекаємо противника. Знав-би, що чекати доведеться чотири години – поспав-би. Ну що-ж «на війні як на війні». Класична засідка не спрацювала – бій вийшов певною мірою позиційним (противник намагався просочитись крізь заслін – Углуку вдалося. Правда ненадовго) і закінчився «зачисткою» рештків повстанців. Наступна місія у режимі нон-стоп – траверснути хребет Яворина, зайняти вершину гори Яворинка та втримати її до світанку. Вперед! Обожнюю траверсувати з підвернутою на цьому-ж траверсі ногою! Реально з останніх сил доповзаю до вершини. Лежимо як моржі – віддихуємось. Розвідка повідомляє неймовірне – противник на вершині. Йо-ма-йо!!!???!!!???
Непомітно підповзаємо до вершини (В мене боліла нога? Та ви що!?). Влаштовуємо тиху зачистку – виявляється наша розвідка натрапила на розвідку противника і тут вони далеко не всі. Наступає ніч. Холод починає пробирати до кісток. Павло повзе у розвідку і повертається із ворожим карематом, «зкомуніжженим»... тобто експропрійованим в інтересах замерзаючих дітей нашої рідної Родезійщини. Розставляємо патрулі – я знову опиняюсь у окопі поруч із Клімом. Вичікуємо. Чую шум, наводжу туди «калаш» і, дочекавшись появи темних силуетів, втискаю гашетку. Черги косять ... ворожий «мертвяк». Блін. З вершини долітає перестрілка, спускаються наші «мертві». Разом із Клімом перебігаємо до залишків родезійців. Нас обстрілюють із заростей, але мажуть – черги проходять над головами. В окопах троє, тримають лінію. А далеко унизу у гірській долині неймовірно мирно світиться село. Сидять собі зараз люди і ні сном ні духом не підозрюють що тут твориться. Намагаюсь тихенько обповзти наші позиції і зайти притивнику у фланг. Не встигаю. Над нашим окопом здіймається чорна фігура і розряджає у решту родезійців обойму. Навскидку полосую противника, але уже пізно – я залишився сам. Моя позиція попалена, скільки противників невідомо – намагаюсь відступити у зарослі щоб, коли світатиме, спробувати влаштувати штурм. Натикаюсь на Тримарана і Вадима. Занавіс.
Ідемо спати. Зранку переносимо нагору рюкзаки, облаштовуємо табір. Одна група відправляється у село за продуктами, друга, фоткаючись по дорозі, іде шукати криївку УПА. Знаходимо землянку у стадії реставрації, пам´ятний хрест, фотографуємо, молимося, але, повертаючись, потрапляємо у дощ. Сильний і крижаний. Карпати! Навколо темніє – товариші, вітаю – ми усередині хмари. Починається град – на щастя маленький. Але холод звірячий, а ми ще не набрали води за якою, власне, і ходили. Примерзлі як цуцики гріємось біля ватри влаштованої Углуком. Вдячність виразити словами не вдається. Потім знаходимо ще один спосіб грітись – «Всі на лісоповал!». Рубаємо, валимо, носимо, рубаємо, валимо, носимо, рубаємо, ва...
Процес будівництва «мегашелеста» постійно переривається криками «Павлооо!!!», «Фрогфут!!!», «Фотоапарат!!!». Пейзажі навколо відкривались просто неймовірні – не кривлячи душею скажу, що такого неба я не бачив ніколи. Холод, сильний вітер, рвані хмари. Стою на вершині і відчуваю щось неймовірне, що неможливо описати чи висказати, те, що завжди огортає мене у горах. Втома і задоволення від вдалого походу це лише слова, які нічого не пояснюють, не описують стан людини у піковій точці походу. Це просто неймовірно – небо палає, а блакитно-сірі хмари, опускаючись на нас, повзуть по темних до чорноти горах. А назустріч їм піднімається туман. Гори димлять.
Останній вечір походу завершується біля багаття, співаємо, жартуємо і лише пізно вночі розходимось по шелестах.
А ранок зустрів нас неймовірною, дзвінкою тишею і рідкісним на вершині гори штилем. Жоден подих вітру не наважувався ворушити траву, білі пухнасті хмаринки завмерли у нас під ногами, а далекі гори, синіючи на горизонті, кликали нас далі. І тихий смуток за рейдом бентежив серце - оце і є поклик Карпат, останній подарунок Карпатського рейду нам.
Озираюсь – поруч стоїть Павло.
- Тут воля!

Кінець. (Але лише цього рейду).




Лето 2007, Карпатский рейд.

Автор: Ольга

Додано - 06.08.2007

...А Минск встретил меня любимым мужчиной, борщом с салом и чесноком, ароматной ванной и мягкой постелью... Как я мечтала обо всём этом в начале рейда, Боже-Боже! И как же мне было тяжело уезжать ко всему этому в конце...

И я даже не надеюсь на то, что кто-то осилит этот опус на 2 страницы А4. Просто мне надо было для себя. Просто надо было рассказать себе – чтобы помнить ещё лучше, чтобы наверняка не забыть ни одной мелочи, потому что уже сейчас я не уверена, что точно так по дням всё и было.

Впрочем, по-порядку.
Это называлось «Карпатский рейд - 2007», смесь десятидневного похода со страйкболом. Во всяком случае, мне так казалось перед непосредственно самим рейдом. Это были 10 дней сплошных лишений и выгоняний. Если раньше для меня cпать ночью в лесу вне палатки было дикостью, то в рейде забуриться под ёлку и поспать часика 3 хотя бы, стало золотой мечтой. А если ещё и без дождя...ммм...

Так вот. В первый день нас разделили на две команды и повели разными тропами на одну и ту же гору. Нам, партизанам, сообщили, что мы движемся на свою базу на вершине 1328. В огневой контакт вступать нельзя: мало ли что, а штрафные очки за каждого убитого капать будут. Как потом оказалось, то же самое было сказано нашим противникам ;-) Ну что ж, пошли. В самом начале сошёл с дистанции один из организаторов, Браво, приболел. Оставили с ним Лорда, на следующий день они должны были нас нагнать. А вместе с Лордом оставили котелок, горелку и основную часть хавки... Но, как оказалось, это было не самое страшное, что могло произойти. А произошло следующие. До темноты мы на 1328, конечно же, не успели. Стали лагеремь на склоне, под дождём и пока неумело натянутыми пончо. Поспали часа три. Очень условно поспали, прямо скажем...

День второй. Подорвались в 5, кое как спаковали мокрые вещи, двинули обгонять противника, который может и дошёл уже... А потому — ВПЕРЁООООД! И вот тут сказался резкий перепад высот. Думала, сдохну, вот честно. И страшно так: как же не дойду? Как же так, пошлют кого-нибудь меня провожать во Львов, а вещи у Павлa — проблема номер раз. А провожающему рейд тоже сорван — проблема номер два. «Белорусы не дошли» — это даже не проблема, об этом даже лучше и не думать. А рюкзак с непривычки к земле тянет, и желудок болит. Молчу, пока могу хоть как-то идти. Потом разгрузили (забрали спальник), стало чуточку легче. Вода закончилась на середине подъёма. Дошли до высоты «на честном слове и на одном крыле» и на обещании родника рядом с вершиной, успели за 20 минут до прихода противника . УСПЕЛИ, ЁЛКИ!!! Высоту не сдали: попали с барышней одной, Зэл, в засаду, но успели по рации предупредить остальных. Отбились. Потом были тренинги. Не вспомню даже, о чём: проспала всё прямо там, лёжа на чьём-то рюкзаке под мерное вещание инструктора. Вечером растянули пончо на манер шалаша, попели вокруг костра песен, накатили спирту. Пошли спать.

День третий. Дождались отставших Браво и Лорда. Поучились ориентироваться по карте и перевязывать раненых. А вечером за пару часов до заката выдвинулись. За час до заката пошёл дождь. В это же время выяснилось, что спуск можно пройти только на страховке. Пока Маша с Тримараном наладили спуск, пока каждому объяснили что и как делать, пока каждого спустили... Стемнело. Дождь и не думал переставать. Склон такой, что привал не сделать физически. А значит — только вперёд. Дождь, кромешная темень, бурелом на крутом склоне, спуск по руслу горного ручья (сплошные острые камни, норовящие вылететь ис-под ног вот прямо сейчас), снова бурелом (кажется, это была засека), форсирование ледяного ручья по щиколотку/колено в воде — на всё про всё часов 8. Привал. Коньяк от Фауста (благодаря которому дошла, не померев и ничего себе не сломав), растирание от Богдана,





шерстяные носки от Павлa. Хорошо, Лорд заставил переодется в сухое. Чай от Маши. И ещё 4 часа по шпалам узкоколейки. При непроходящем дожде. Вот тогда было тяжелее всего. Зато в конце нас ждали две отапливаемые комнаты на 20 человек. Сухо. Тепло. Сухой спальник Богдана и тёплый флисовый костюм Фауста. Счастье есть.

День четвёртый. Отходняк. Поспали с 6 утра часов до 4х вечера. Высушили вещи, перенесли в полуразрушенный соседний дом. Дружили с немцами, пили водку/спирт.

День пятый. Подъём в 6 утра, зарядка, завтрак, тренинг по альпинизму. Подъём/спуск по гладкой сосне на альпинистской системе. Пока каждый слазил — вечер. Рюказки на плечи — вперёд. Чуть позже — снова привал на полчаса и тренинг по выживанию в лесу с практическими занятиями по разведению костра. Представьте себе 20 человек, каждый из которых разводит костёр из намеренно сырых дров... Зрелище, скажу я вам, то ещё! Ночь. Организация натовской патрульной базы. Для меня всё это свелось к паре часов сна под мокрой ёлкой на мокрой траве. Спасибо Хомяку за то, что отстоял за меня лишний час дежурства, не стал будить. Зато за час до рассвета разбудили «диверсанты», базу пришлось срочно сворачивать и отходить в лес. Дождались рассвета, зачистили остатки базы.

День шестой. Рассвет. Огромные костры, спирт, отдых. 10 утра. В кармане нож, спички, соль, банка тушёнки, фляга воды, щепотка гречки. Двинули на суточное выживание. Развели всех по отведённым местам вдоль узкоколейки с задачей поставить шалаш, развести костёр, утром накормить кашей проверяющего. Мама дорогая, неужели высплюсь??? А погодка-то! Солнышко, жара, речка рядом... Замутила шалашик (двухместную хоромину), на остальное забила, пошла купаться. Встретила Фауста. «Выживали» против правил, вместе. Сожгла плечи, костёр развела всего один раз для чая из ромашки, мяты, зверобоя и малины. ВЫСПАЛАСЬ!

День седьмой. Утро. Забрали нас всех с точек «выживания». Покушали, отдохнули, часа в три выдвинулись. Ближе к вечеру – переправа. Трубопровод через расщелинку. Труба метра 2, натянутая стаховка. Перебрались. Снова шарахаемся по бурелому ночью. Ближе к двум ночи нашли полянку на склоне. Там и упали.

День восьмой. 6 утра, подъём, зарядка. Рюкзаки на плечи, поехали. Переправились через ручей, окончательно сп(и)елись с немцами. Уговорили Павло переформировать команды. Не хотел крепко, но куда уж денешься, уж больно мы с немцами сдружились... Дальше было веселее, потому что такие люди подобрались, о встрече с которыми можно только мечтать. Прошли ещё пару км, стали. Вторая группа выдвинулась первой. А мы получили вводную о том, что надо доставить пакет в точку икс, чтобы получить финансирование от британцев. Командир от себя: шансов нет. Команды 10 на 10, одна – уже в засаде, о нашем маршруте знает, мы отклоняться права не имеем. Единственный вариант – свести игру вничью. Что ж, свели. Часам к 6 собрались все вместе и снова вторая группа ушла вперёд. Миссия следующая: первыми дойти на гору Яваринку и закрепиться на вершине. А у противника уже 20 минут форы, а идти совсем недалече, только что в гору: можем не успеть обогнать. Принимается тактическое решение разделиться на штурмовую и грузовую группы. Первая налегке добегает и занимает вершину, вторая догоняет по дороге после того, как первая добирается до точки. Так и сделали. ПОБЕДА!!!

День девятый. Вершина попала в тучу. Дождь и туман. Немцы двинули в село за едой, ещё группа — за водой. А вечером молоко, пиво, водка. Картофельное пюре, салат с помидорчиками и огурчиками, хлеб, ветчина, майонез, кетчуп, сыр, сало... Ёлки, о таких продуктах в диких горах только мечтать можно! Пир на весь мир...

День десятый. А наутро омлет с укропом и ветчиной, кофе, сборы, спуск, отъезд во Львов. И чёрт, как же не хотелось уезжать!






Pейд 2007 from Tri maran

Автор: Tri maran

Додано - 04.02.2008



Я сильно жалею, что рейд закончился так быстро. Но чтобы понять это, мне пришлось его пройти. Тримаран

Действующие персонажами были Орги и их Жертвы.
Орги (они же организаторы и командиры, они же мучители)
Павло – командир родезийского САС, никогда не расстающийся со своим УЗИ и очками. Скрытен, часто сконцентрирован в себе, хитрой улыбкой отвечающий на вопросы о том, сколько еще осталось идти до привала, но иногда готовый рассказать о нашем местоположении.
Браво – командир подонков и террористов, гордящийся своей трофейной формой американских маринесов и своим одним IQ. Периодически куда-то пропадает, заподозрен в связях с родезийским САС. Умеет одевать джанглы поверх красных носков.
Жертвы (они же радостные участники рейда)
Немчура (те, кто одеваются в бундесовскую форму. Далеко не всегда с большим животом)
Федор, он же дядя Федор, он же Женя – бросающий курить, вечно нервный субъект неопределенного возраста, часто озабоченный состоянием Жорика
Жорик, он же Пупсик, он же Толстый, он же Андрей – так и не бросивший курить не в меру упитанный чорт, более всего озабоченный количеством и разнообразием еды
Снайпер, он же Камаз, он же Белаз – непонятный субъект в панамке, вечно пытающийся проломиться сквозь кусты не поломав снайперку. На утреннюю зарядку часто норовит выйти не по форме
Дикие гусаки и гусыни (Беларусы, кормящие украинцев салом)
Лорд, он же Джонни, он же Иван – лысый чувак с порванным рюкзаком, протеряной крышкой ствольной коробки калаша и способностями запе(и)валы. Одна из основных проблем – че бы такого выпить?
Кэб, он же Кэбский, он же Илья – не в меру накачанный персонаж, габариты в разгрузке и с рюкзаком – 2х2х2 метра. Ненавидит идти в гору.
Маша, она же Маша – непонятно как попавшая в рейд девица, ведающая распределением пайки. В вопросе обмена едой непоколебима, в остальном весьма недурна собой. Вяжет из мужчин узлы.
Ведьма, она же Оля – злая убийца, готовая уничтожить половину планеты за лишний час сна. По некоторым данным, специалист по вербовке агентов во вражеском лагере.
Вадик, он же Малыш, он же Нео, он же Вадим – злобный и самоуверенный тип, одевающийся исключительно во все черное. В минуты покоя изучает вражеские языки. Другим покоя не дает.
Жентельмены (те, кто таки – да, первый тост поднимают за королеву)
Углук, он же Орк, он же Конан, он же Коля – непонятное существо, тягающее на себе кучу инструмента и периодически издающее непонятные звуки. Инстинктивно тянется к различным механизмам и огню.
Фауст – часто ползающий субъект, умеющий находить нечто, похожее на тропинку, даже на асфальте. Морально не стоек, склонен к перевербовке (см. Ведьма).
Сигма – суслики (злобные бойцы, иногда с АЕГами)
Акелла, он же Акелла – лазящий по деревьям в непонятном камуфляже злобный боевик. Любимое занятие – громко обсуждать с Чаки вопросы мироздания.
Рэн, просто Рэн – умный, понимающий, все быстро схватывающий командир звена.
Всякий сброд
Юлик, он же Юрик, он же Юра – мокрый замерзший чувак в чистом тельнике. Любит ходить строем, что не мешает ему командовать всякими падонками
Фрогфуд, он же МЧС – озабоченный историческими несправедливостями и ТТХ различного оружия персонаж. Любит жестко затягивать жгут.
Тримаран, он же Трамал, он же Джимми, он же … - непонятно нахрена пошедший в рейд ленивый алкоголик. Любит Рэна.
Чаки, он же Майк – олдовый турист и страйкер, разбирается во всех вопросах. Любит Акеллу.
А также несколько не менее колоритных бойцов

Из антуража следует особо выделить Карпаты, гуцулов, шестикилограммовую веревку, чистую трехлитровую кастрюлю, тяжелые консервы и спальники, промокающие пончо и намокшие вещи в рюкзаке, гоночные мотодрезины, злого быка, мокрые дрова и прочее.

День первый

Мой поезд должен был прибыть во Львов в 6-30 утра, но в это время я был еще в Тернополе, т.к. злобные противники рейда подожгли несколько вагонов с фосфором, и все поезда задерживались. Но мне все равно удалось успеть приехать за 40 минут до объявленного времени старта. Выйдя с вокзала, я увидел двух камуфлированных типов (Углука и Снайпера), которые, судя по недовольным лицам, тоже собирались воевать на территории Родезии. Т.к. встреча была назначена справа от вокзала, я, основываясь на своем эгоцентризме, увел бойцов в небольшой парк справа при выходе из здания. Но у организаторов по этому поводу было свое мнение, и общий сбор был назначен на самом солнцепеке. Там уже находились сигмовцы и драгуны, а рядом с ними крутились двое подозрительных типов, шкуляющих друг у друга «последние» сигареты, которые оказались Федором и Жориком. После приезда Браво поступила вводная, что выезд переноситься на неопределенное время, т.к. еще не все добрались до Львова. В результате немчура купила еще одну «последнюю» пачку сигарет, ибо они вдвоем решили бросить курить.
Не прошло и нескольких часов, как нам приказали с боем занимать места в синенькой маршрутке, что мы по-быстрому и сделали в течении часа – двух. После непродолжительной езды по городу в поисках Браво, наш транспортер выехал на транскарпатский автобан. Каждый стал заниматься своим любимым делом. Сябры пили пиво, орги делили доставшиеся им одно на двоих место, немчура делала вид, что умеет читать, перелистывая журнал Корреспондент, а я толкался коленями с Кэбом. Самым волнующим моментом нашего переезда была остановка «на пассать».
Долго ли, коротко, мы приехали в село с непонятным названием Тухля, где и выползли возле магазина. Там я подумал, что в горах будут напряги с холодильниками, и сожрал пару пачек мороженого. Как ни странно, впоследствии я оказался прав, и до самого отъезда мороженого купить было негде. Через некоторое время мы двинули в сторону Либохоры, где нам разрешили достать стволы, перепаковаться и выслушать вводные. После перепаковки мне удалось удачно заявить свою веревку весом в 6.5 кг. общаковым снаряжением и спихнуть ее на чьи-то мощные плечи. Почему-то при этом все высказывали мнение, что веревка очень легкая, и весит она не тяжелее пары трехсотграммовых консерв. Впоследствии многие поменяли свое мнение.
Когда мы (группа родезийского САС под командованием Павла) выдвинулись в сторону первой контрольной точки – высоты 1328 – я обрадовал всех, что идти до нее не более 6 км, и прейдя на нее, мы быстро займем оборону и отдохнем. Но волки думали иначе…
Наш скрытный проход по селу почему-то вызвал достаточно бурную реакцию родезийских аборигенов, особенно малолетних. Наверное, это были шерпы, но я не доверил им свой рюкзак. Самые упорные прошли с нами около 4 км, видимо надеясь на добычу. Однако Павло, дабы отбить хвосты, отдал приказ ломиться на ОЧЕНЬ крутой песчаный подъем. Тогда я и начал понимать, что такое рейд. Единственно, что обрадовало, так это подслушанный разговор Павла о том, что кто-то из команды партизан уже сошел с маршрута. Наш предварительный график перехода (45 минут идем10 отдыхаем) на подъеме поменялся на немного другой – 15 минут ползем, 20 минут отдыхаем и 10 минут Павло ногами пытается нас поднять и погнать вперед. Это была высота 908, в районе которой, после непродолжительных блужданий, мы и завалились на ночевку. Традиционно пошел дождик, дающий нам возможность стойко переносить все тяготы и лишения службы в родезийских САС. Я, по неопытности, выслушивая клятвенные обещания завтра возместить, из всего своего запаса воды приготовил бойцам чай. Однако

День второй

показал, насколько я ошибался в людях, с которыми я собирался воевать за свободу и независимость Родезии. Как оказалось, воды не осталось ни у кого. Павло отдал приказ выдвигаться в направлении горячее любимой высоты «тринадцать … а дальше не помню как». ИМХО, отметка этой высоты отложилась в памяти каждого, кто дополз до нее. У меня были некоторые сомнения в том, что мы идем правильной дорогой, поэтому свой GPS я не отключал, и получил трек в виде цифры «8», что меня очень обрадовало. Однако после нескольких часов блужданий мы направились в нужную сторону и спустились к речке, которая оказалась загаженной нефтепродуктами настолько, что пить воду там никто не стал. И тут начался подъем …
Нестройною толпой, мы начали карабкаться в гору, по ходу облизывая росу с елок и собирая малину. После нескольких переходов нам всем резко поплохело, и каждый начал развлекать себя на привалах по-своему. Одни скидывали особо тяжелые консервы, другие матюкались, лежа на спине и смотря в небо, многие мечтали о теплой тухлой воде из мыльницы, а я требовал от наших доблестных медиков массажа ног, которые постоянно сводила судорога. К сожалению, замученный Жорик отказался сделать мне тайский массаж, ограничился традиционным, хотя и угрожал нетрадиционным массажем простаты. При подъеме я не мог решить, кого материть, Павла-организатора или себя-долбогрыза, который от нехер делать поперся в гору с тяжелым рюкзаком, сомнительной компанией, расплывчатой целью, и поэтому материл тихонечко всех и вся. Реально спасал GPS, который утверждал, что до контрольной точки остается все меньше и меньше как по горизонтали, так и по вертикали. Каким-то чудом мы доползли до привала в 150 метрах от гребаной высоты, скинули свои вещи и почти сразу наткнулись на рюкзаки противника, что несказанно нас обрадовало, ведь мы надеялись прийти первыми. До контрольного времени оставалось 20 минут, поэтому перебив девчонок, спустившихся к рюкзакам, мы вяло пытались вшестером штурмануть высотку. Там нас всех и перебили отдохнувшие 20 минут противники. Перетащив вещи на вершину, почти вся наша группа рысью ломанулась на поиски родника, который обещал нам внеземное блаженство – утоление жажды после перехода! На роднике в течении получаса мы выхлебали по пару ведер каждый, забодяжили супчик, и вернулись в базовый лагерь, где нас ждали насмешки и издевательства выигравшей стороны. Их стеб прекратился только после начала лекции по выживанию, читаемой нам пластунами. Большинство лекцию проспало, а я в это время неплохо подхарчился, т.к. читаемое нам было на 50% гоном из книжек, а на 30% устаревшей информацией. После лекции нам милостиво отдали приказ готовиться ко сну, а конкретно тренироваться делать укрытие из пончо. Наша палатка (меня, Углука, Жорика и Федора) конечно же была самая лучшая, т.к. на нее ушло около 30 метров веревки и 100 метров нитки. Под вечер был первый общий вечер с посиделками, песнями возле костра, органолептическим тестированием различных спиртосодержащих жидкостей. Я с приятным удивлением узнал, что белорусы знают некоторые наши песни, причем лучше нас. К сожалению, белорусские песни я забыл еще в 96 году. По старой традиции, я уполз от костра последний, отметив большое количество различных вещей, разбросанных по поляне. В тот момент, когда я уползал, часы показывали, что наступил

День третий,

который характеризовался тем, что нам дали выспаться! К сожалению, в рейде по утрам кофе в спальник никто не подает, поэтому пришлось вылазить с нашей норы и готовить себе завтрак. Павло подозвал меня и Машу и объяснил, что т.к. пластуны – альпинисты не приехали, читать тренинг по альпинизму будем мы. Т.к. я из всех узлов знаю как называются только узел Линча и бабский узел, почетное право начитки я подло передал Маше. После завтрака я с Вадиком сбегал на пару сотен метров вниз за отставшими Браво и Лордом, и развел их на чашку чаю. В отместку они заставили тянуть часть их вещей. После общего сбора начался тренинг по медицине, на котором разобрали достаточно много полезных вещей. Чуть позже Маша показала базовые узлы, и пока все занимались макраме, Браво тихонько отозвал меня в сторону и под большим секретом приказал готовиться к





выходу через 15 минут. Группа террористов, в составе командира Браво и долбогрыза Тримарана выкрала мирно собирающего ракетную установку инженера Вадика, и пообещала его убить в случае атаки доблестными родезийскими САС ОВЦАМи. Мы ломанулись мимо родника, потом через огромное поле лопухов, потом по охрененной крутой сыпухе, и вышли к чему-то, напоминающему сухое русло ручья. Вводная была следующая: найдя место выхода воды на поверхность, ломиться по ручью вниз, найти хорошее место для засады и не дать САС ОВЦАМ отбить у нас заложника. Тут же начался заказанный дождь, который заметно приободрил нас и погнал вниз по высохшему руслу. Спустившись по крутому заросшему травой спуску и пройдя сотню метров дальше, мы догадались, что ночью под дождем мы много пройти не сможем, и за 10 метров от выхода воды на поверхность стали лагерем. Всего за пару часов под дождем мы сумели расчистить себе место и натянуть тент, под которым нам удалось неплохо откушать чаю и водочки. Около 3-х часов ночи

Дня четвертого

мы слышали непонятные крики выше по течению, и под эти звуки и шум дождя уляглися спать. Мне повезло больше всех – вода стекала прямо мне на спальник, и утром я проснулся островком в маленьком озерце, находившемся на территории моего каримата. Проснувшись и похмелившись, мы ломанулись дальше. В этой ситуации GPS только мешал, т.к. средняя скорость перемещения вдоль ручья составляла около километра в час, а на некоторых участках мы за час проходили всего по 400 метров. В какой-то момент мы почувствовали себя настолько мокрыми, что перестали прыгать по камням и тупо пошли по колено в бодрящей водичке. Около полудня мы вышли на поляну, где должны были оставить письмо заложника-инженера к его потенциальным освободителям. Письмо было написано и оставлено в заданном месте, возле которого я оставил еще одно сообщение с нецензурной бранью. Когда же мы наконец нашли достойное место для засады, Браво подошел к нескольким аборигенам, которые под пытками признались, что группа из 20 оборванцев прошла эту точку еще утром. Мы немного расстроились и выдвинулись к лесничеству, где нам обещали предоставить бронепоезд для доставки в базовый лагерь на станции Медунок. В лесничестве нам сказали, что «Хеликоптер нихт», ну а мы, в свою очередь, «паписдафали». Все бы было нормально, если бы мы не соревновались в ходьбе с двумя родезийскими гуцулами, которые решили научить диких спортсменов (т.е. нас) быстро ходить на 4 километра. Этот забег мы выдержали, с облегчением увидев на мосту возле Медунка Акеллу, который хотел или прыгнуть с моста, или застрелиться, т.к. нас упорно не замечал. Зайдя в поселок, по большому количеству сохнущего камуфляжа и спальников мы обнаружили основную нашу группу, которая шла всю ночь под дождем по склонам, пока мы ждали ее на ручье. Развесив свои вещи для сушки, все босяком вышли на построение, на котором мы узнали, что спать в эту ночь будем под более прочной крышей, чем пончо. После этого немцы и проявили свою звериную сущность, замутив у аборигенов хавки и 2 литра пива. Благодаря пиву удалось развести наконец сябров на кусочек сала. Вечером, возле костра, я многократно доказал всем свою способность правильно приготовить водно-спиртовую смесь. Отдыхая, мы и не заметили, как наступил

День пятый

который принес нам много сюрпризов. Первым была утренняя зарядка, форма одежды – голый торс. Все мы надеялись, что данный приказ касается всех, однако девушки нас разочаровали, выйдя на зарядку в майках. После легкого завтрака, мы с Машей стали готовить практикум по лазанию. Выбрали достойную сосну, кое-как состряпали базу, единственную основу провесили хитрым методом, чтобы жертва лезла вверх посредством прусика и стремени, наверху же заводила восьмерку и по ней спускалась, при этом все время имея верхнюю страховку. После того, как Павло отметил легкий и техничный стиль лазания Рена, он приказал нам собираться в путь. Мы выдвинулись до остатков поселка Солотвино, где нас попугали завтрашним выживанием, и устроили практикум по разведению костров из болотных дров. Картина была еще та – 20 придурков сидят на одной поляне на расстоянии двух-трех метров и пускают дымы. С перепугу прибежали аборигены, подумавшие, что горит лес. Также порадовал бык, адекватно реагирующий на красные носки Браво. После ужина мы выдвинулись делать столь любимую Павлом патрульную базу НАТО. Но к этому времени наступил

День шестой

Забурившись в густой кустарник и накрывшись ельником, я первым делом принял меры по собственной маскировке от командного состава, дабы не мешали отдохнуть. Справа от меня под елкой похрапывал пулеметчик Углук, а слева дрыхла всякая немчура. Все – таки Браво обнаружил мое местонахождение и несколько раз выгонял на патрулирование. Ближе к утру база была атакована неизвестными, мы отошли для перегруппировки и перед рассветом выбили вражину с территории нашей базы. Мне даже удалось загнать и завалить Фауста. Выйдя на ровную площадку между рельсами узкоколейки возле реки, все стали готовиться к выживанию – напились чаю, дербанули децл спиртяжки. Я, как самый трусливый, предложил остаться сторожить рюкзаки, пока все будут выживать, с идеей найти и потоптать чужую хавку. Однако меня заставили еще и поддерживать всю ночь костер. Разведя всех выживальщиков и отметив их местоположение, я вернулся к базовому лагерю, где Браво собирался сваливать в цивилизацию. Он обратил мое внимание на то, что аборигены проявляют нездоровый интерес к нашей снаряге. Так и оказалось. После его отъезда злые родезийские аборигены несколько раз заходили на огонек, однако я всегда находил аргументы в пользу бесполезности их нахождения в нашем лагере. После прощания с Браво я понял, что рейд понемногу заканчивается, и это мне не понравилось. Ночью

Дня седьмого

меня вырубило, т.к. я к тому моменту не спал уже около 40 часов, а во сне ко мне пришел Вадик, который потерял свой шалаш. Под утро стали подтягиваться первые выжившие, и пришлось идти собирать оставшихся. Как всегда, своим умом и пунктуальностью порадовал Рен. На обратном пути удалось вытрясти из аборигенов немного хавки.
После пляжных процедур, свою технику лазания демонстрировали Жорик и Рен. Жорика пришлось лезть снимать, дабы не вызывать зависть у местных медведей, а Рен совершил подвиг – лазя третий раз, он совершил всего две ошибки! Однако веревку далеко прятать не пришлось – нас с Машей отрядили устраивать безопасную переправу через речку по трубе нефтепровода. Жорик перенес веревку на другой берег, всем миром обеспечили натяг – и переправа заработала. Когда все переправились, была уже ночь, и к моменту, когда мы нашли достаточно нормальную поляну для ночевки, наступил самый знаменательный

День восьмой

или день создания Десятого негритянского батальона. Проснулись мы традиционно на рассвете, и утро началось с утренней зарядки. О форме одежды для зарядки я умолчу – девушки нас опять не порадовали. После небольшого перехода мы вышли к ручью, где в результате плотного завтрака мы начали уговаривать Павла переформировать наши команды. После непродолжительного торга, мы продали Снайпера за кусок хлеба и шмат сала, при этом пообещав противнику за голову Павла половинку огурца и кусочек сала. Родезийцы ушли, а мы под руководством храброго негритянского хлопца Юлика выдвинулись на начальную точку для получения вводных. Задача была поставлена нереальная – при одинаковых силах без возможности удалиться от дороги больше чем на 50 метров пронести конверт но вершину хребта. Единственной лазейкой, позволявшей свести миссию вничью, оказалось то, что через 15 минут после первого огневого контакта пакет можно уничтожить. Мы побились на пары, пакет я взял себе и мы двинули по маршруту. Прекрасно себя показали Жорик с Федором – их разведка не дала нам попасть в котел, и после потерь 60% личного состава я уничтожил пакет и пошел во фронтальную атаку, где и получил очередь от Фауста. Прямо на тропе был устроен мертвяк, в котором все успели часик поспать. На общей точке сбора половиной огурца был награжден убийца Чаки, а приз за голову Павла еще вырос. САС ОВЦЫ резко снялись и побежали траверсом в направлении Яворинки, когда Юлик дал нам новое задание – занять вершину Яворинки и контролить ее до 8 утра. К этому моменту отрыв от противника составлял не менее 20 минут, и мы приняли единственно верное решение – разделиться на беговую и грузовую группы. Беговикам (Их повел лично Юлик, в группе Федор, Жорик, Ведьма, Маша, Вадик) выделили по консерве, шоколадке и спальнику, остальную снарягу потянули грузовики – я, Углук, Кэб и Лорд. При этом беговики, заняв вершину, позволяли нам подниматься на Явиринку по хребту. Перлись мы долго и тяжко, пока не пришла благая весть – вершина наша. Подтянувшись на закате к полонине, мы выяснили, что связь с беговиками отсутствует, поэтому стали рассчитывать только на свои силы. Подойдя практически к вершине, скинули рюки и начали красться вверх. Враги заняли вершину минут 10 назад, и мы начали строить планы по их тотальному уничтожению. Хотя реально к этому моменту у нас был всего один «двухсотый», растянувшись возле кучи кустов, мы не знали, что там еще двое живых наших. После зачистки, совершенной Зел, мы растянулись вокруг высоты, и начали доставать врага, засевшего в окопе, трансляцией «Радио Родезии». И тут по радио передали, что наступил

День девятый

Постепенно начали сдыхать стволы, и на решающий штурм мы (с Углуком и Вадиком) полезли все с чужими волынами. Пока Вадик шумел в кустах, мы с Углуком подползли прямо под окоп. Углук встал в полный рост, начал заливать окоп, получил очередь Фрогфуда с фланга, а я дочистил окоп и стал дожидаться действий нашего славного МЧСовца. Он не выдержал, сместился ниже и выгреб от меня длинную очередь. Таким образом мы перебили всех родезийцев, и выиграли последний бой!
Наутро мы начали планировать свой дембельский аккорд. Немчура в полном составе выдвинулась в село мародерствовать. Мы же выдвинулись на экскурсию в схрон УПА неподалеку. Вернувшись насквозь мокрые, мы несколько часов пытались просохнуть у жутко коптящего костра, параллельно с этим Федор и Жорик готовили праздничный завтрак. Ближе к вечеру он был готов, и мы самым свинским образом наелись. В качестве аперитива была раздавлена литруха водочки. Привожу список блюд: Вареная молодая картошка – пюре на молоке, салат «Родезийский» из огурцоф, помидороф и тунца, балычок и охлажденное пиво. После принятия пищи в хоромах белорусов, мы переместились к костру для светской беседы и пьяных песен, во время которых и родилось название нашей команды. Отдыхали мы далеко за полночь, так и не заметив, что наступил самый грустный

Десятый день

Проснулись все замерзшие, т.к. температура была около нуля, но радостные, т.к. светило солнце. После завтрака и затянувшихся сборов, мы поднялись на вершину для фотографирования и прощания с Карпатами, в которых мы пережили немало за последние несколько дней. Потом был спуск в село, очередь в магазин, переезд во Львов, посиделки в кафешке, обмен координатами и прощание на вокзале. И когда я ночью в ожидании поезда бродил по городу, я вспоминал все яркие моменты рейда, и, главное, всех Вас!
Спасибо Вам за эти десять дней моей жизни!

Тримаран





Мудрость снежной тропы (Зима 2008)

Автор: Hawk

Додано - 13.02.2008


Пролог

Я открываю глаза.

Небо усеяно удивительными по красоте скоплениями звезд. Звёзды искрятся живым серебром, сверкают остро и холодно. Завораживают.

В ушах грохот и свист. Что это у меня под жопой? Ага, трясущийся кузов ЗИЛа: машина прёт по обледеневшей дороге. Справа в обнимку с АК, в такт движению колотится об борт Браво.

ЗИЛ останавливается, по кузову стучат шары. Даю очередь через борт, стараясь не высовываться. Браво уже "убит". Спустя пару секунд "убит" и я, но шквал шаров по кузову не стихает. Браво, недобро матерясь, пытается высунуться над бортом и обьявить конец миссии. Я снова вытягиваюсь на рюкзаке и смотрю в небо.

А небо слепит звездами...


Глава 1. Представление участников

Павло, Браво - организаторы безумства.

Портеро - завсегдатай зимних рейдов, шотландец с большим разгрузом, небольшим рюкзаком и характерной любовью к ПИВУ.

Жорж - шотландец с фотоаппаратом Портеро.

Хам - интеллигентный человек с нелогичным прозвищем.

Мерс - человек с широкой душой военного.

Фрогфут - ехидный коновал.

VDL - человек в непромокаемых ботинках.

Плотник - человек в промокаемых ботинках.

Сепаратисты - условно существующий в горах мобильный отряд с примусом.

Дезертиры - мерзкие предатели, на второй день продавшие родину согласно сценарию.

Ганс - з усiх бокiв позитивний хлопака, пре крiзь гори шо той танк.

Кенур - просто белорус с ледорубом.

Участники рейда - собсно, те кого не назвал.

А також - пiонери, куркулi, фашисти, примари, чорти, дракони, горгони i медузи.


Глава 2. Ночной марш и ночевка.

После "захвата" ЗИЛа Браво успокоил предынфарктного водителя, и мы погрузились в гостеприимный кузов с рюкзаками и стволами, разместившись кому где получилось. Грузовик немедленно взревел мотором и попер по дороге. Пытаясь вживую ухватить взглядом крас_о_ты зимней природы, запечатленной на "разведывательных" фотках, я с матом уворачивался от веток, норовивших дать по физиономии, выкинуть из кузова или как минимум отсыпать снежку за шиворот. Этой романтики я хлебнул с избытком - после первых десяти километров дорога пошла совсем неезженная, а снегу на деревьях было дохрена. И множество веток в эту ночь облегчились на мою многострадальную голову.

Совесть водилы, хоть и умащенная на сумму в 400грн, наконец дала сбой, и километров через 20 мы десантировались в глубокий снег. ЗИЛ со скрипом развернулся на пятачке и укатил в ночь. Тело радовалось возможности размяться, а мозг неделикатно напоминал, что лучше плохо ехать со снегом за шиворотом, чем хорошо идти.




Так, раздираемый внутренним конфликтом, я отправился с Браво в дозор, обсудить организаторские вопросы и мою роль в сценарии. Стартовавший на день ранее отряд сепаратистов, в количестве шести человек, по плану должен был использовать преимущество по времени, чтобы занять заброшенную погранзаставу. Моя роль сводилась к дезертированию из отряда, с двойной целью: усилить сепаратистов и устроить с ними вместе сюрприз основной группе, которая (в теории) о существовании другого отряда не должна была подозревать. К слову сказать, невнятные слухи о сепаратистах уже гуляли в массах: благодарить следовало болтливых погранцов на вьезде в приграничную зону, и особенно водилу ЗИЛа.

По окончании светской беседы я пальнул по ёлкам, чтобы прочистить ствол. Привод поднатужился и выдал что-то типа небыстрой серии одиночных. Так и есть - китайская глиста сдохла напрочь. Вынимаю её, сую за пазуху - отогреть. А Павло уже командует марш.

Двумя часами позже мы отдувались в виду небольшого поселка лесорубов. Павло сгонял растянувшееся на марше воинство в кучу, а мы с Браво, последовательно потыкавшись во все дома, выбрали строение попрезентабельнее и закинули внутрь рюкзаки. Вечер был обьявлен открытым.




Часом позже, последовательно попивая обворожительный крымский коньяк Хама и не менее обворожительный самогон из фляги Ганса, я вспоминал длинный день: утренние сборы во Львове, бесконечную дорогу в маршрутке, КПП с любопытными погранцами, снег и звёздное небо Карпат. Определенно, начало рейда задалось. Недра спальника мягко приняли мою уставшую тушку и я сладко засопел в две дырки. Угроза Павла поднять всех в 5:00 никем всерьез воспринята не была.


Глава 3. Утро добрым не бывает...

Сказал я и проснулся. Вокруг суетились непонятные люди в камуфляже, сноровисто скатывая спальники, и кто-то неприятным голосом пытался меня разбудить. Я же в рейде, епть! С усилием выныриваю из теплых глубин и сонно начинаю долбать РД. РД собирается долго и хреново - 17 литров - мало, нельзя впихнуть невпихуемое, да и темновато еще - рассвет даже не занимался.

Сборы наконец увенчались успехом; наш цирк на конной тяге нестройными рядами высыпал на дорогу и неспешным галопом почесал нах остен. Две пары снегоступов трамбовали колею, любезно оставленную нам сепаратистами. Двигаться по сыпучему снегу неприятно - нога не вязнет, но скользит и проваливается, не находя опоры. Но все же от снегоступщиков был кое-какой толк, и километров пять мы отмахали в довольно бодром темпе. В награду за это был обьявлен долгосрочный привал.

Солнце в зените, река под снегом и льдом...




... елки нахохлились, горы насупились, мы добываем воду из реки и делаем чай. Жизнь прекрасна, невзирая на недочеты!





Глава 4 Исповедь дезертира.

Ввиду очередного технического привала я плюхнул РДшку прямо на дороге. Мимо туда-сюда бодро сновали Павло и Кенур. Где-то сзади горел костер и кого-то лечили. Спереди сосредоточенно топтали провизию, словно собираясь наесться на всю голодную зиму. Ввиду плановой задержки на маршруте я тоже взрезал рюкзак и добыл оттуда баночку рыбных консервов подозрительного вида. Здравый смысл пропищал твердое "нет", но уже через десять минут я деликатно закапывал пустую жестянку сбоку в снег.

Едва закончил, как набежали Павло с Бравом; с заговорщицким видом было обьявлено о наступлении часа "Хэ". Для усиления сепаратистов Павло отруководил усугубить обьем предательства, дав мне в напарники Клима. Откуда-то проявился Кенур и провел быстрый мастер-класс по хождению на снегоступах. Постигнув нехитрую науку и совершив вокруг Кенура победный круг, я отправился получать у Браво гуманитарную помощь для сепаратистов (бинты и хлопушки). Взносом Павла оказалось изустное наставление для Тримарана, что миссия удлинняется на 2 часа, и собсно для нас: для усиления эффекта оставить по дороге пару-тройку сюрпризов. Навьючившись, я молча прошел мимо преданых товарищей, оставшихся теперь вовсе без снегоступов, и мы с Климом двинулись по сепаратистской тропе. Про себя я проговаривал численность группы, примерное месторасположение и прочие факты, потребные для гнусного предательства.

Сепаратистская тропа уверенно вела нас вперед. Легкие подьемы сменялись легкими подьемами, природа искрила снегом, дорога казалась легкой и ненавязчивой. Халтурно присобачив растяжку на одном из поворотов, мы вышли к грандиозного вида дамбе, а затем в поле зрения попалась группа строений, ошибочно принятая за искомую погранзаставу. Заклиная в ФРСку Тримарана (ответом была глухая тишина), наш небольшой предательский отряд обследовал означенные строения (урочище Лестун - так сообщила табличка при входе). Выявили мы только следы недолгой стоянки - утоптаный снег и три окурка.

Меж тем, проклятые кильки потихоньку взбунтовались в животе. Пытаясь погасить неприятные ощущения, я зохавал (спасибо Климу) активированые уголья и как следует дерябнул воды. Однако, стало совсем нехорошо. Темнота медленно, но уверенно накрывала горы.

Сепаратистский след в снегу был классифицирован мной как вчерашний, как выяснилось потом - неправильно. Уныло переставляя снегоступы, я прикидывал шансы оставшейся группы нагнать нас еще сегодня - дорога оказалась неблизкой, а без снегоступов и вовсе неодолимой. Часовая стрелка уверенно ползла к пяти, постепенно уменьшая вероятность того, что миссия состоится.

По темноте мы оттопали еще около часа. И наконец путь нам преградили молчаливые фигуры в белом...


Глава 5 Последний рывок.

Сдались в плен и зазнакомились. Напились горячего. Пошутили, посмеялись, покурили. Обменялись инфой. Наконец до меня дошло главное.

- А где застава собсно?

- Дык.. 2 кэмэ по жыпыэсу. *жест по направлению в белое безмолвие*

- ???!!!...!!! Как?

- А ты видишь дальше колею?

- #§$%&#§#§#§#$###!!!

ОНИ НЕ ДОШЛИ ДО ЗАСТАВЫ. Более того, ОНИ НОЧЕВАЛИ В СОСЕДНЕМ С НАМИ ДОМЕ.

Картина вырисовалась окончательно. Имея отставание в один день, мы лихо погасили его с помощью ЗИЛа, и когда я и Браво вчера тыкались в первый по счету дом - проверить, пригоден ли он для ночлега - внутри в полной боеготовности сидели Тримаран и компания. Как серпом по причиндалам - воспоминание, что очков на мне в тот момент не было. Вот бы было, если бы было - хорошо что не было...

И снова - марш. Характер нашего совместного движения был стандартным - с постоянной сменой направляющего. Норма 200 шагов. Поначалу я бежал неплохо, но уже на второй позиции понял что дело труба. Еще участок, еще - и передо мной девственная целина. Аглы, твою мать!! Треклятые кильки, походу, решили отомстить мне за весь свой просроченный срок заключения в томатном соусе. Живот скрутило и поджало. Рвотные рефлексы слились в один большой рвотный рефлекс. Одним словом, 3.14здец наконец настал.

Короче, в голове колонны я оттопал сотню шагов и сдулся. Мучительно стыдно не было - было пофиг. Еще одну смену караула, краткое совещание на перепутье, появление моста и заставы я помню смутно: окончательно раздуплился сидя на РДшке уже на заставе.

Время приближалось к 19:00 и ничего не предвещало неприятностей. Но незадолго до семи пискнула ФРСка и мерзким голосом Павла оповестила о дополнительном двухчасовом продлении мисии. Хотя никто не верил, что федерало-наемникам под силу одолеть путь до заставы, покой и надежды на ужин/сон были порушены безвозвратно...


Глава 6 Бой за заставу.

Сквозь рыбный угар я с трудом отслеживал, как Тримаран разгоняет биомассу по местам: двое к мосту, один мастерит растяжки, остальные разбегаются по зданиям. Проходит минут двадцать... Тримаран сигнализирует от моста: противник. Вот так разворот: дошли!! Ну что ж, дошли - встретим. Мы мирные люди, но наш бронепоезд.

Я и Йопта натужно лезем через окно в сарайчик с наваленными внутри кирпичами (за углом вход, но нам лень - так ближе); снегоступы кидаем тупо под окном. Йопта (в оригинале - Екта) - натуральный курд, с характерной внешностью и акцентом. Я спешно меняю аккум, сдохшую глисту сую куда-то за пазуху, эластичным бинтом приматываю снаружи запасной мини. Йопта помогает. Рассаживаемся. Наблюдаю из своего окна за постановкой ловушки Томом. Начинаю неприятно замерзать.

И вот... в тёмной январской ночи зазвучали первые очереди и хлопки ловушек. Я подобрался и принялся осторожно выглядывать из окна, теша себя мыслью, что растяжка под окошком не позволит супостату подобраться по основной магистрали (вдоль стены), ну а по снегу всяко услышу. По двору заставы, по направлению к главной казарме ползли измочаленные маршем бывшие сотоварищи. Из главной казармы их безжалостно высвечивали фонарями и расстреливали шариками. Йопта смирно сидел в соседней комнате. Иногда оттуда доносились звуки, как будто кто-то скрёб стену.

Есть! Под моим окном неприятно бабахнуло и уверенный голос призвал медика.

Несколько секунд я протупил - деревянное тельце никак не хотело отлипать от стены - и когда выглянул, тело уже отволакивали за угол. Очередь вслед, ухватываю обстановку - и галопом из комнаты, спотыкаясь о кирпичи. Следом понеслись ответные шары и - кадр, который я засек, обернувшись в последнем прыжке через плечо: Йопта у окна ака Рэмба с "курцем" наперевес тоже полосует шарами. За мной не спешит.

Отдышавшись в углу и внимательно заслушав разрывы гранат в помещении, откуда только что выскочил, вижу белое привидение в проеме двери. Привидение тупо застыло и войти походу не решается. Направляю ствол в брюхо, но спуск давить не спешу.

- Кто?!!!

...пауза

- Кто??!! *с оттенком неприятной визгливости*

- Я турок!!

- Йопта! В смысле, Йопта, ты живой?

- Живой!

Живой Йопта становится к окну по диагонали - теперь я направляю ствол на внешнее окно, он - в проем двери. За окном сразу круто уходит вверх склон, и на нем ни следа - но слева и справа можно подобраться. Снаружи по-прежнему не утихает стрельба. Так как своих в здании больше нет, стремительно падаю духом - помня о численном перевесе противника.

- 3.14здец нам, Йопта.

- Почэму пыздец?

Замечаю слева шевеление, даю короткую. Хэх, да у меня ж бункер! Даю следом длинную, во всю совесть. Действительно, рано запаниковал. Шевеление прекращается. Правильно, нефиг тут. Изыдите с лесопилки!

Йопта взвивается в прыжке и гвоздит кого-то прямо под окном. Судя по звукам оттуда - попал. Где-то справа ругается подстреленный своими Павло. Полёт нормальный.

Со стороны казармы командуют конец миссии.
Победа? Победа.


Глава





7. Вечер стрелецкой казни.

Отношу в здание казармы снегоступы. Там уже людно, народ набивается в помещения, печка топится,налаживается быт. Вываливаюсь обратно в снег - надо принесть РД, надо переобуться. По полю состоявшегося боя бредет одинокий Браво. Время от времени он останавливается и вступает в молчаливый диалог с видимыми только ему собеседниками. Вижу, дела худы. Бреду с ним за вещами, брошеными на подступах к заставе. Двое зомби в ночи, блин.

По дороге Браво пытается обьяснить мне, каким каком они смогли доползти сегодня до заставы и вступить в бой. Я отказываюсь верить, что такое оказалось возможным. Оказывается, заградотряд в виде Кенура (он был определен в арьергард с заданием подбирать все отпавшее от колонны) только-только добрался до места.

Подобрали барахло, идем. Идем - останавливаемся. Но не падаем, хотя уже спим. Подбираем мой РД - добрались. Браво уползает на второй этаж, а я, остатками сознания цепляясь за необходимость выблевать наконец проклятую кильку, забуриваюсь в снег и... одним словом, легчает - в легкие пошел чистый воздух, голова болит, но уже не туманится. Кое-как засыпав снегом свой громовой залп, возвращаюсь в тепло и уют. Закидываюсь колёсами от головняка. Сигарета. Покой. Чай. Я это заслужил.

***

Усевшись в углу в казарме сепаратистов, где уже вовсю кипела вода на примусах, я откисал около часа (спасибо чаем напоили, добрые люди, забесплатно), а потом, уже в палатке, свалился наконец в здоровый сон. Здоровый сон прерывался 2 раза - ночью приснилось что-то неприятное (проснулся и понял, что нихрена не приснилось - я все еще тут), и под утро разбудил волчий вой обладателя сгоревших на печке ботинок. Проснулся я здоровым и, невзирая на мокрые ботинки, бодрым. А взглянул на печь, где грудой лежали масккостюмы палевого цвета - даже развеселился.

День прошел в кольцевых экскурсиях по второму этажу (где по 4-5 человек расположилась основная группа) и фотографировании заставы.




Удивительная вещь - уют. Оказывается, его можно создать даже в продуваемом насквозь здании без дверей-окон, отапливаемом (назовем это так) несколькими буржуйками. Стоит тока накидать по углам снаряги, поставить палатки, растопить примус и присобачить на окно пончо. Всё - разницу чувствуешь, едва только выйдя на улицу.

Ближе к концу светового дня потрепаное воинство навьючилось и выстроилось у входа в казарму.




Восемь снегоступщиков (я, сепаратисты и Ганс) были отправлены вперед трамбовать снег, ну а следом потянулись остальные. Катастрофическая разница в темпе сделала свое грязное дело - мы мерзли на вынужденных привалах (особенно худо пришлось простуженным), а основная группа надрывалась на марше. Там тоже было не всё гладко. Дальше так продолжаться явно не могло...

Краткий консилиум в стане сепаратистов вылился в еще более короткий разговор Тримарана с Павлом, когда группы наконец воссоединились у замерзшей реки. Вкратце: здесь мы попрощались с группой Тримарана. Минус шесть... Был дан старт эпическому событию, которое логично было бы назвать по мотивам Гашека.


Глава 8.
Анабасис. Начало.


Едва за командой Тримарана улеглась пыль на дороге, мы уже стояли в полном боевом, взнузданые как собаки в упряжке.




Тернистый путь по реке начался с отправления вперед Кенура с привязаным к нему Браво и Гансом. Затем и основная биомасса выдвинулась на реку, натягивая веревку и прижимаясь к берегу. Река, обмерзшая совершенно бессовестно, подкладывала свинью за свиньей - там где шел Браво, я проваливался каждые 10м, четко наступая в его следы - когда по щиколотку, когда по самое. Давая страшные клятвы отомстить, я исправно клал метки на снегу, дублируя голосом. Следом шел Павло, за ним Портеро, Жорж а дальше остальные. Высматривали линии электропередач и искомую просеку, которая являлась ориентиром. Рапортовали дальше по цепи лунки, промоины и следы моих погружений. Одним словом - все шло штатно.

Привал устроили сразу после того, как сняли и смотали веревку. Прямо на льду набросали еловых лап, раскочегарили горелку, испили чайку - лепота! Кто сказал, что нельзя наслаждаться жизнью, сидя спиной в сугробе, а левой ногой в проруби?




Маршрут меж тем виделся все более туманным. Две пары разведчиков мигали налобниками метрах в трехста слева выше, но радостных вестей оттуда слышно не было (ну разве доклад Портеро "я вижу, как тут растут деревья"). С треском отодрав примерзшие жопы ото льда, мы поднатужились и пошли в подьем, покинув русло гостеприимной реки.

В подьем идти было... приятнее - без провалов под воду, и уже по торной дороге. Фантастическая красота гор завораживала и манила, я поминутно бросал взгляды через плечо в тёмный провал ущелья, из которого мы поднимались... к звездам, да, к звёздам, за которыми не было видно черноты неба. Серебрянный купол, серебристый снег, темная кромка леса, серое марево горизонта, пар горячего дыхания и тёплый ветер. Описать нельзя, передать и пересказать - нельзя, ощутить - наверное, можно... не знаю. Привыкши все примерять на себя рассудочно, сразу не проникнешься. На красоту гор нельзя глазеть. И лихорадочно щелкать обьективом - тоже нифига не то. Из окна машины – стократ не то. Только – не чувствуя замерзших ног, обливаясь потом. Иначе никак.

А взвод все топал и топал в облака...


Анабасис. Продолжение.

Сваливаясь по ходу движения на очередной привал, отмечаю краем глаза смену обстановки - мы добрались до кромки леса. Спереди слышно какое-то невнятное бубнение. Ага, снова долгосрочный отдых с засылом разведки во все стороны. Рассаживаемся как пингвины над обрывом, ведем умные разговоры, точнее - Мерс солирует, мы слушаем. Собственно, торопиться некуда - вся ночь впереди.

Час ходу - мы на хребте. Ветер становится аццки холодным. Бредем куда-то под лунным светом. Разведчики, возглавляемые Кенуром, шныряют по кустам. Павло поминутно свершает таинство над жыпиэсом. Личный состав волнуется: все хочут тепла, покоя и пива. Однако ни того ни другого, ни тем более третьего пока не предвидится. Дано: стадо замерзших страйкболистов на высоте 1.ХХХ метров, спины взмылены, носы обморожены, в ботинках хлюпает вода, жыпиэс показывает страшное. Найти - правильную дорогу вниз. Или хотя бы домик какой-то.

Наконец выныриваем в какой-то жопе и Портеро рапортует бараки. Оказалось - глюки. Втягиваемся в лес и уже без дороги потихоньку скатываемся вниз. Тропа становится, отвесной...




...приходится внимательно следить, чтоб елки не повыкалывали глаза. Кенур с Павлом уходят в разведку и не возвращаются. Массы приходят в волнение. Наконец откуда-то материализуется приказ: спускаться кто куда видит.


Анабасис. Основное действо.

ЙОПТВАЙУМАТЬ!!!!!!...


Анабасис. Апофигей.

...мы спускались уже безо всякого строя, кто где мог. Держась указанного направления, дорогу было отыскивать совсем просто: ее не было. Бочком, осторожно, совершенно автоматически уклоняясь от сосновых веток - я бреду вниз. Фрогфут - единственный фотограф, которому не изменяет мужество на этом спуске - запечатлевает меня с тыла.




И наконец все дороги сходятся в одном месте. Здесь два ручья слились в небольшую речушку, заваленую буреломом в рост человека. Глубокий снег покрывал поваленые деревья, лёд, воду и камни. Слева и справа вздымались склоны ущелья. Сзади на склоне тоскливо мерцали налобники товарищей по несчастью. Совершенно апокалиптическая картина - хоровод глюков. Это был примерно пятнадцатый час в пути...

Как дальше идти, я не знал, и движение по этому поводу прекратил. Следом подошел Браво, мы матом выразили друг другу отношение к ситуации и несколько минут значительно молчали. Лезть в бурелом казалось сущим безумием.

Откуда-то сбоку вылез Кенур, неодобрительно посмотрел на завал, потом на нас, и враскорячку перелез первую поваленую сосну. Потом еще одну. Благословясь, я также задрал ногу по-собачьи и полез следом за хладнокровным первопроходимцем. А потом потянулись и остальные.

Воистину "путь в тысячу шагов начинается с первого шага". После первых самых страшных сосен, появилась уверенность в том, что ничто не слишком. Идти стало веселее, как-то приятнее.




Упражнения с веревкой на обледеневшей реке были помянуты добрым словом: теперь никто не забывал помочь или предупредить, если случалась лунка, яма или что-то подобное. Причем все делалось спокойно и деловито - экстремальный тренинг творит чудюса.

И вот тропа смерти позади.

Кенур деловито набрал флягу из продолбанной лунки, и мы вышли на подобие дороги. Лед по-прежнему преследовал нас везде, но было уже пофиг. Медленный темп был взвинчен до максимально возможного. Откуда-то сзади набежал Портеро, помянул по матушке мокрые ноги и резво затрусил впереди.

РАССВЕТАЛО.

Воистину мы приняли неслабый вызов этой ночью. И - выдержали испытание...





Анабасис. Финал.

Рота шагает в едином строю!
Всем пофую, и мне пофую!
услышано от Тримарана.


Бормоча считалку самому себе под нос (какой там строй, какая нафиг рота) я, как последний пидарас стойкий походник, маршировал по дороге - в гордом одиночестве. С рассветом вся шайка-лейка разбилась на пары-тройки и потюхала каждый в своем темпе, напрягаясь в меру сил. Вперед гнало осознание того, что раньше, чем мы добредем до цивилизации, не будет спасения ни мокрым ногам, ни зазипованым желудкам. Случись остановиться хоть на полчаса - и все тупо заснут. В чем я и убедился, присев на обочине. Раз - откидываешься на РД, два - тебе становится тепло, три - превед Морфей. Разбудил кто-то из догоняющих...

И марш наконец закончился. Мифическая Перкалаба материализовалась вокруг нас.




Адепты экзотических развлечений сидели рядком на бревне и деланно оживленными голосами обсуждали кобылу за забором - ах какие ляжки, ах какая холка. Я плюхнулся рядом, но засиживаться не пришлось - Павло принес благую весть о немедленном заселении в местный вариант общежития, и мы двинули туда. Обратите внимание на эти лица, господа присяжные заседатели!




Группа овец при виде нас снесла забор загончика и умотала за сарай. Расселившись по трем комнатам, мы сбросили рюкзаки и принялись дрожащими руками развязывать обледеневшие шнурки. А дальше была дымная печка, было живительное тепло горящих дров, были 50 грамм из промерзшей фляги, а также суп и голубцы из большой кастрюли. Просто - было хорошо...

Сытые, отогревшиеся и ленивые, мы (Кенур, Ганс, Акела и я) неспешно трепались о том и о сём, гадая, когда будет дан приказ идти дальше. Браво спал в мешке, поэтому в число дискутирующих включен не был. Собственно, на повестке дня было два вопроса: ложиться ли спать? А стоит ли?

Думали мы до тех пор, пока в дверь не просунулось хитрое летсо Портеро, который тащил... ящик ПИВА из открытого по случаю нашего прибытия сельпо. При виде ящика мы синхронно исполнили танец пьяного вождя сиу ночью в полнолуние, а Браво, нифига не рефлексирующий уже около часа, восстал из спальника аки птицо Феникс. Вот тогда мы и ощутили ЭТО сполна...счастье есть на свете, ребята!

К шести часам вечера все уже спали. До рассвета никаких подьемов обьявлено не было.


Глава 9. Дорога в облака

Вечер следующего дня застал нас на подступах к РЛС. Покинув Перкалабу в середине светового дня, мы споро продвигались к конечной точке маршрута. Снег, слежавшийся и плотный, радовал ногу, чудесный закат радовал глаз, зона покрытия киевстара, краем зацепившая гору на нашем пути, тупо радовала всех.

Синхронно с упавшей темнотой мы свершили последний короткий спурт, и отвалились на отдых уже - о, счастье! - не на снегу, а на живой, тёплой земле; купола РЛС - гигантские яйца - здесь препятствовали заносам.
После разведки яйца, подходящего для ночлега, началась работа - за считанные минуты восстали палатки, были принесены дрова, а посреди купола запылал костер. Организаторская заначка, вскорости доставленная Акелой и Гансом, состояла из водки и шампанского, ну а с собой мы скрытно пёрли запас красной икры и два фейерверка. Вся оставшаяся провизия была свалена в кучу, где на правах шеф-повара колдовал Браво. Начинался праздник, который без сомнения заслужили все...
Собственно, им и завершился наш рейд. Итоги... итоги подводить рано. Потому что всё самое-самое - впереди!

Hawk, январь-февраль 2008









Зимовий Карпатський рейд 2008

Автор: Frogfoot

Додано - 21.03.2008

Зимовий Карпатський рейд 2008

або

«Про що говорять снігоступи»

Нижченакаляканий текст є яскравим представником жанру «стьоб» і серйозно до нього відноситись не треба. Хоча задуматись над дечим варто...

«... згідно аналізу даних отриманих нами від журналістів дружнього телеканалу «Аль-Джазіра» та підтвердженої нашими власними джерелами у Ленглі, янкі планують військову операцію на нашій ділянці лінії нафтопроводу «Баку-Новороссійськ». Деталі та виконавці залишились невідомими, але у перехопленій телефонній розмові прозвучала фраза: «...11 січня о 16.00 нами буде поставлена жирна крапка у питанні функціонування російського нафтопроводу «Баку-Новороссійськ». Радив-би Вам, пане генерал, швидко скупляти акції міжнародного консорціуму «Нафтопровід «Баку-Тбілісі-Джейхан»...

Ситуація.

Згідно розвідданних вчора в повітряний простір республіки в районі селища Popadinetc проникли невідомі гелікоптери. Підняті по тривозі російські перехоплювачі наздогнали порушників за декілька кілометрів до кордону. В повітряному бою були збиті два гелікоптери, опізнані як UH-60 Black Hawk та AH-1W Supercobra. Ще один UH-60 встиг перетнути кордон і уникнути знищення.

Оскільки спроби підірвати нафтопровід за допомогою вибухівки приречені на поразку, завданням ворожої групи може бути наведення авіації за допомогою лазерної підсвітки. Це дозволить штурмовикам нанести удар високої точності. Єдиною слабкою ланкою нафтопроводу з якої може бути наведений такий удар – стара прикордонна застава Chemirne.

Цілі місії.

1. Здійснити скритний перехід від тренувального табору до застави Chemirne;

2. Зайняти заставу та облаштувати оборону;

3. Перехопити та завдати максимальних втрат ворожому загону, не допустивши встановлення системи лазерного наведення авіації.

Виконання цілей місії.

09 січня вийти з тренувального табору в напрямку Chemirne. Не залишаючи слідів вашого перебування у регіоні, якмога швидше дістатись застави Chemirne.

Враховуючи, що ви не знаєте маршруту підходу ворожої групи (чи груп), увечері 10 січня влаштувати засідку на території застави. Утримувати контроль над заставою до 16.00 11 січня / не дати навести авіаудар.

Очікувані ворожі сили.

Очікувана кількість ворожих військ на вашій території – 30-40 чоловік із легким стрілецьким озброєнням.

Введення на територію республіки американських військ чи масштабна повітряна операція малоймовірна (росіяни не допустять чузоземних військ на власній території).

Слід очікувати присутність ворожої авіації.

Союзницькі сили.

Інструктори Західного підрозділу Національної гвардії республіки Ічкерія.

Громадська думка – якщо Ви геройськи загинете про це обов`язково напишуть.

Погода та місцевість.

Мінлива хмарність, сніг, поривчасті вітри. Температура близько нуля.

Гори 1000-1500 метрів, вкриті лісом, ріка Chorni Cheremosh, закинуті та напівзруйновані поселення.

Нерозбірливий підпис

Пролог

Боже, як хочеться спати. Останній рядок легенди дописано, можна нарешті вимкнути монітор і спробувати виспатись. Тим більше, що до початку рейду залишилось менше 12 годин, а у мене, як завжди, знову змінився варіант розкладки на похід і мене очікує перепаковка наплечника. Щоправда «легенду» рейду вдалось відпрацювати дуже навіть непогано – задумка тягне на непогану повість чи кіносценарій. (Ну, блін, як сам себе не похвалиш, ніхто і не здогадається).

А тепер до справи. Зимовий Карпатський рейд 2008. Давно обіцяний, запланований, замовлений і нарешті доставлений сніг уже лежить на маршруті чекаючи нас. Також нас чекають декілька нових фішок, таких як: значно безлюдніша та недоступніша місцевість, велика кількість закинутих будівель (старі прикордонні пости та поселення), значно збільшена над рівнем моря «стеля» рейду. Забігаючи вперед скажу, що усі «фішки» спрацювали, а особлива роль належить незначному підвищенню температури повітря перед рейдом, яке, звичайно, внесло свої коррективи у режим терморегуляції організму за умов використання надміру теплого одягу на початку походу. (о загнув, блін! Вибачте, іноді заносить). Маю на увазі наявність теплих курток/бушлатів (вага яких коливається від кілограма до двох) у розкладці багатьох людей.

Але щось я втратив канву розповіді. Вертаємось до наших баранів. Другим, хоч на мою думку і найважливішим, фактором стала структура снігу. Зар-раза, такого складного снігу я вже давно не бачив...

День 1.

Збір «ексцентричних ворон», як і завжди, відбувався швидко і оперативно – не більше двох-трьох годин, і пройшов у теплій дружній атмосфері. Вітаюсь із «літніми воронами» Клімом та Акеллою, займаю своє «штурманське» місце, ввічливо віднєкуючись від спроб Акелли затягти мене до лав «росіян» (однією із сторін на даний Рейд були війська Російської федерації на території Ічкерії, іншою – найманці). Про невеликий «приємний» сюрприз для учасників рейду у маршрутці знають лише троє. Але ми про це мовчимо.

Рушили. Знову заїжджаємо за Браво і разом з ним намагаємось перерахувати бійців. Після третьої спроби, яка знову дала інший результат (а ви коли-небудь пробували перерахувати два з половиною десятки чоловік, які постійно пересідають з місця на місце, знімають/вдягають шапки і куртки та до половини пірнають у рюкзак, шукаючи щось життєво необхідне саме тут і зараз. Броунівський рух, одним словом. Перекличка розставляє все по своїх місцях і ми продовжуємо наш шлях. Останню годину дороги водій постійно нив і плакався, що він звідси не вибереться, бо полегшений автобус не виїде на заледенілі підйоми, а на спусках його вже точно знесе у ріку. Щоправда тонкі і завуальовані натяки на збільшення оплати за проїзд чомусь на нас не діють, а ненавязливі намагання зекономити бензин, висадивши нас задовго до запланованої точки швидко пересікались.

Доїхали. Прикордонник на КПП тихо офігів коли побачив майже взвод злобних озброєних бойовиків, які, голосно матюгаючись, викидували з автобуса на сніг рюкзаки, спорядження, водія і Браво з документами. Обтрусившись, «Гірський рись» (він же «морпех в джанглах», він же «честь, совість і одне IQ розвідки морської піхоти») побіг у бік КПП і Румунії. Останній факт знервував прикордонника остаточно і заспокоїти його вдалось лише за допомогою декількох пострілів із «Глока». (Ги-ги).

Браво повернувся, загадково і сумно всміхаючись і запропонував здати паспорти. Прикордонник припинив стріляти у бік Румунії з мого «Глока»(а ви про що подумали?), зібрав паспорти і зник.

Збирались ми недовго – лише до темряви і, отримавши паспорти, ковзаючись по слизькій дорозі рушили в гори. Браво і Хок, під легендою утряски проблемних документів, залишились на КПП. Насправді-ж вони повинні були наздоганати нас на орендованому для гри ЗІЛі.

Недовго пройшовши по дорозі основна група отримала наказ влаштувати засідку з метою захоплення транспортного засобу типу «ЗІЛ Карпатський». Потираючи у нетерпінні «пастрелять» руки, зариваємось у сніг...

Далі записано зі слів Браво (переклад довільний)

«...ми з Хоком, домовившись з водієм раніше орендованого ЗІЛа, який повинен був відвезти групу на максимально можливу відстань по маршруту, зайняли позиції у кузові. А щоб ніхто, стріляючи у нас, не влучив по кабіні і не пошкодив машину, їхали стоячи. Я-то думав, що бійці парою пострілів акуратно нас «знімуть» і ми всі дружно поїдемо далі.

А далі був дурдом «Веселка». Коли ЗІЛ зупинився перед перешкодою покладеною впоперек дороги і наступившу тишу розірвало наростаюче завивання працюючих «стволів», я зрозумів як ми влипли...»

Декілька хвилин «заливання» машини від якої дощем рикошетили ВВ-шки, освітленої як будмайданчик в нічну зміну, зрідка перекривалось дикими криками Браво про якогось медика, який був йому життєво необхідний в той момент. Хок, змирившись з тим що відбувалось навколо, старанно вживався в роль мертвого. Нарешті усі зрозуміли, що ми перемогли, з кабіни вивалився переляканий, але на диво задоволений водій, з кузова вивалились набагато менше задоволені множинними влучаннями пластмассовими кульками вагою 0,2-0,43 грам, Браво і Хок, щиро здивовані, що провалились у розсипи ВВ-шок лише по коліна.

Набиваємся у кузов як оселедці у бочку, машина рушає з місця і починаються «американські гірки» на карпатській дорозі. Час від часу машина глибоко провалюється у сніг, народ кидає об борти, матюги і підколки скоро змінюються «травлею» анекдотів і скаженими криками «Гілки!». Практично кожен такий крик закінчується черговою порцією холоднющого снігу за комір.

Подолавши кордон цивілізації у вигляді шлагбаума, наш бронепоїзд вривається у неторкані Карпати. Снігу по бампер і ЗІЛ здіймає справжні хвилі. Щоправда така халява, довго не триває, дорога стає абсолютно непроїзною і перед черговим напіврозваленим мостом ЗІЛ зупиняється остаточно. Вдягаємо наплечники і ідемо далі пішки. Ось тут і проявляється перегруз деяких бійців. Особисто у мене складається враження, що декілька наплечників у нашій групі не лише перевершили максимально дозволену ЗАГАЛЬНУ вагу (наплечник+розвантажувальна система), а й наблизились до межі 35-40 кг.

Через декілька годин добираємось до закинутого поселення і облаштовуємо ночівлю. Найрозумніший народ починає скидати зайві речі. Бачу на пічці кимось викладені дві півлітрові!!! банки «Бьорну» і, офігівши, голосно матюгаюсь. Заглядуючи далі, скажу, що підпільні запаси стимуляторів «вспливали» на протязі усього рейду і дуже сумніваюсь, що комусь вони пригодились. Завалююсь спати.

День 2.

Традиційно довго телимся...тьфу...збираємось. Виявляється, що у нас перші втрати – троє бійців приймають рішення зійти з маршруту. Шкода.

Залишаємо майбутнім відвідувачам-туристам трохи тушонки і медикаментів, ідемо далі. Світає. Гірські вершини палають рожевим у світлі ранкового сонця, а ялинки навколо нас все ще темно-блакитні. Провалюючись у сніг, ми ідемо вздовж ріки по дорозі. На одному із малих привалів, з жахом бачу, як Хок, перечепившись за щось під снігом, починає падати на мене (а я все ще лежу на рюкзаку). Встигаю лише відставити убік автомат і, разом із протаранившим мене Хоком, щезаю під снігом.

О-пів на десяту влаштовуємо великий привал. Чай, кава, у когось, судячи по запаху – гарячий шоколад. Кенур із Браво набирають з ріки воду. Відпочивши півтори години, ідемо далі. Через годину я відчуваю, що зі мною щось не те – перед очима скачуть сріблясті зайчики, а серце намагається станцювати самбу. Як тільки зупиняєшся – все нормалізується. Засік час. За двадцять-тридцять секунд. Рушаю далі – все починається знову. На тепловий удар не подібно, іду у своєму улюбленому «прохолодному» режимі. В мене не перевантажений рюкзак, та і на акліматизацію не схоже – симптоми у мене завжди однакові.

Ламаючи голову над цією клінічною загадкою іду ще годину і... отримую тепловий удар на руки. На щастя не у мене та і у легкій формі. Один із бійців просто опускається у сніг. Вперше у мене Карпатських рейдах у діло іде нашатирний спирт. З нами залишається Кенур, влаштовуємо «пораненому» (та і собі) великий привал, який затягується до п’ятої вечора. Потім з усіх сил намагаємось наздогнати основну групу на яку попереду чекав той самий «приємний» сюрприз у вигляді групи Тримарана. Шість бойовиків виїхали на день раніше із завданням влаштувати засідку на основну групу. Як і завжди, Тримаран з завданням справився і у основної групи була весела ніч. Щоправда ми про цей бій дізнались лише коли через п’ять годин дійшли і зрозуміли що усе закінчилось і без нас. Прямо зходу завалились спати.

Першу половину ночі ми запам’ятали завдяки богатирському, хоч і не позбавленому мелодійності, храпу. Другу половину ночі по тій же причині запамятали бійці Тримарана, в теплу кімнату яких «храпун» спустився погрітись.

Зранку спостерігав досить рідкісне явище – сосульки під куполом палатки. Нарешті наважившись вибратись із теплого спальника, несу поближче до пічки (на першому поверсі) камуфляж, замерзлий до ступеню бронежилета. Сидимо з Акеллою, «травимо»





байки. Виясняю як весело їм було вчора потрапити у пастку. Та ще і штурмувати ощетинену вогнем казарму.

Тут із дверей появляється Трамал (він же Джиммі, він же Тримаран. Характер вредний, іноді серйозний). Поруч із ним хтось схожий на Углука. При уважнішому вивченні ця особа таки виявляється Углуком, незрозуміло чому життєрадісним і, широко всміхаючись, «возжигатель костров» Літнього рейду знову щезає за дверями їх кімнати, звідки валить підозрілий пар. Заходжу туди. Не-а. Ну йо-ма-йо. Це-ж люкс-номер. Тут навіть температура повітря вища за точку замерзання. Нагло користуюсь халявним теплом.

Визирнувши у вікно, стаю свідком неординарного природного феномена. Тримаран у червоних трусах відганяє бика...тьфу...здається це з іншого рейду...Точно...Ага...Тримаран у червоних трусах обтирається снігом. Кажись мене глючить. Життєрадісний глюк у веселих окулярах зникати не поспішав. Навпаки, задоволене фиркання кита на грані оргазма ще довго лунало над покинутою заставою.

Після завершення мегашоу народ згадав, що їм холодно і знову розповзлись поближче до гарячих печей. Наступний яскравий спогад – ми із Тримараном вирізаємо стельки із чийогось каремата.

Піднявшись на другий поверх нібито з метою фотографування місцевого еквівалента Фудзіями (не повірите – справді схоже на відкритки), потрапляю на початок приготування їжі. І тут-же вдало пристроюю у «общак» свою консерву.

Процес прийому їжі затягся надовго. В процесі між обжорством черговою стравою із тушонки і макаронів, усе таки фотографую «Фудзіяму». У цей же час розпатланий білоруський страйкболіст Кенур відлякує приманених запахом сала страйкболістів українських. Особливою впертістю відрізняється Портеро, який із завидною пунктуальністю перебиває прийом перших страв, другого із гарніром, десерту із компотом. (Використання у якості десерту і компоту відповідно шкварок і чаю із смальцем є ноу-хау Карпатських рейдів і несанкціоноване їх споживання буде переслідуватись з усією суворістю федеральних законів).

Вияснивши, що мета постійної матеріалізації Портеро альтруїстична (а зовсім не бажання на халяву потоптати шкварок), з виразом глибокого каяття на заздалегідь одягнутих балаклавах, згортаємо палатку. Остання тарілка каші кожному і по декілька ковтків кави...

Намагаємось вишикуватись перед казармою. Коли втрати особового складу затоптаними і пропалими безвісти сягають 25% нарешті формуємо щось схоже на криву і горбату дугу. Дружнім натовпом виступаємо. На першій зупинці гордо плюхаюсь у сніг, немало налякавши цим Павла. Але все добре – почуваю я себе прекрасно, якщо не звертати увагу на незначну крепатурку лівої ноги (на якій я умудрився проспати усю ніч). На таку фігню навіть увагу звертати не хочеться (не повторяйте цей експеримент перед важким переходом).

Виясняється неприємна річ – двоє бійців Тримарана з високою температурою, на порозі гарячки. Тягти зараз у перехід людей з ангіною – божевілля. Ще один мій респект Тримарану – капітан своїх людей не кинув. Четверо здорових повертаються разом із своїми «пораненими» назад по слідах. Ось нас уже двадцять.

Ідемо далі. Сніг, зараза, залишається сипким і провалюємось ми у нього ледь не по коліно. Поруч із дорогою протікає ріка Прилуки, вкрита, до речі, достатньо товстим шаром льоду. Потративши порядно часу на інструктаж по техніці безпеки та облаштування сигнальної/страхувальної мотузки, вирушаємо угору по руслу замерзлої ріки, прислухаючись до потріскування льоду під ногами. Час від часу хтось, провалюючись, черпає черевиком воду і, матюгаючись, іде далі. В черговий раз радію, що діодники переведені у обов’язкове спорядження – жодного порівняння із нічним переходом у попередньому рейді. (зараз діодники декого із бійців інтенсивністю світлового потоку, включаючи сюди суворого індивідуаліста (з червоним діодником) у джанглах, нагадують зенітні прожектори).

Коли придатна для нас ділянка ріки закінчилась, по обох берегах ріки висилаємо пари розвідників, а основній групі та замикаючим видали наказ вдягти бівуачний одяг, готувати собі чай та, опціонально, гарячу їжу. Особливої пікантності ситуації надає те, що ми усі до сих пір стоїмо на досить тонкому льоді.

А навколо тиха ніч, сяють зірки, переливається сріблом у їх сяйві неторканий сніг і мовчазною сторожею височіє збоку ліс. Під ногами час від часу потріскує лід, а ще нижче чути шум води. Плавно тече розмова.

Виходимо на звязок із розвідниками. Їх уже давно не чути, лише іноді відблиски ліхтарів пробиваються крізь дерева. Перша група доповіла про знайдену просіку у потрібному нам напрямку. Друга група довго не відзивалась, але коли вже вийшли на звязок...

Я вижу как растут деревья.

Приголомшені глибинним, по-справжньому буддистським, змістом вкладеної у п’ять коротких слів вічності спостереження за безкінечністю Ріки Життя, вражено мовчимо...

Кінець першої частини.

Частина ІІ

«Сніговий покрив глибиною менше півметра вважається асфальтом».

А завдання у нас було серйозне – в умовах січневої ночі в Карпатах, дойти до перевалу (сідловини між двома вершинами), піднятись на відмітку 1500 метрів і трелаверсувати паралельно кордону до найближчого більш-менш безпечного спуску до ріки Маскотин. А уже далі, вздовж ріки дійти до лісоучастку Перкалаб (або його руїн), де і організувати ночівлю.

Те, що група, незважаючи ні на що, це здійснила, я досі вважаю божевіллям...тьфу...геройством. Адже тривав перехід 17 !!! годин, вночі, по неторканому снігу, по бездоріжжю, по даних компаса та GPS, практично без привалів (коли мокрий наскрізь камуфляж за хвилину стояння на пронизливому вітрі примерзає до... Відчуття малоприємні).

А зараз детальніше. Близько опівночі згідно даних розвідки, штурмуємо відкритий вітру підйом, достатньо крутий і достатньо занесений снігом щоб ми підіймалися дуже широким зигзагом. А, оскільки, вітер надто сильний і холодний щоб зупинятись, привал влаштовуємо лише досягнувши лісу. Це принесло свої «результати» у вигляді «гірської аритмії». Крім того, дехто з бійців наскрізь промочив ноги. Проповзши ще пару сот метрів по схилу, влаштовуємо велику зупинку для тих, хто потребує перевдягнутись. Та і своє місцезнаходження варто уточнити по карті. Користуючись моментом, починаю фотографувати усе, що рухається.

Після відпочинку ідемо далі. На одному із спусків умудряюсь підвернути ліву ногу на слизькому стовбурі, який причаївся під снігом. А на наступному схилі, послизнувшись уже підвернутою ногою, падаю на Кенура. Підвернутих ніг у загоні стає удвічі більше. Доплюсувавши сюди розтягнуті зв’язки Павла та коліна Хока отримуємо... А, ладно, щось матюкатись не хочеться.

Друга година ночі. По хребту група іде з останніх сил та на третьому-четвертому диханні, немов щупальця, випускаючи розвідгрупи. Усі розмови протікають у вигляді в’ялого монологу, зрідка діалогу.

- Розвідка на снігоступах повертається.

- А-аа... Ну і про що вони говорять.

- Хто?

- Снігоступи, блін.

- Про що говорять снігоступи?! Ти хворий?

- Ні. Це я тебе питаю.

- А-аа...

Після глибокодумного зауваження Браво, що у світлі його червоного діодника білий сніг не відрізняється від жовтого, навіть найупертіші перестають використовувати сніг для втамування спраги.

Одна із розвідгруп знаходить стару лінію електропередач, а невздовзі по тому і безпечний спуск до русла потічка. Більш-менш безпечний.

Критично дивлюсь на цей спуск. Ухил градусів сімдесят, унизу, висвітлений парою достатньо потужних ліхтариків, кошмарний бурелом. Перевожу погляд на сусідні схили і розумію, що наш – просто тротуар.

П’ята ранку. Група спускається у невідоме. Унизу заледеніла річка, по якій можна іти. А, оскільки, усі вже порядком замерзли, не змовляючись набираємо темп (хоча частенько він падає до нуля коли доводиться або зображати гімнастів на черговому буреломі або проповзати під поваленим стовбуром).

...Чесно кажучи, дуже хотілось так описати цей перехід, щоб усі зрозуміли як воно було в січневу ніч йти у невідомість. Але зрозумів, що людина яка зараз сидить за монітором комп’ютера у теплому безпечному приміщенні і читає цей звіт, не зможе в повній мірі відчути наш стан. Зараз навіть мені все видається інакше, легше, не так виснажливо...

...Згадки випливають уривками: …тріск льоду…шум води під ногами…хтось лежить у снігу…ще хтось, користуючись 30 секундною зупинкою, стоячи дрімає, спершись на повалений стовбур…жарти, часом підколки, які допомагають підняти на ноги лежачих…поволі розгоряється вогнем небо на сході…знову хтось лежить у снігу…провалившийся у річку Павло…«енерджайзер» Портеро…і, нарешті, через сімнадцять годин, перший напіврозвалений будинок у просвіті дерев...
...Перкалаб...

Займаємо три невеликі кімнати, розпалюємо пічки, розвішуємо речі для просушки. (Кімнати та дрова ми «орендуємо» у місцевих). Також домовляємось з господинею про гарячий обід. Виявляється, що її маленька донька хвора – ліками нам вдається зняти симптоми, але дитину все-одно треба показати лікарю. Який, згідно останніх данних (піврічної давності), живе за декілька сіл звідси. Весело... Залишаємо матері майже увесь запас ліків і з десяток банок тушонки, які знову виявились «зайвими»...

Здоровий сон до вечора, зустріч вузьким колективом півночі, тихі привітання з Старим Новим Роком.

День 4.

Виясняється вкрай цікава річ. Вчора вночі до бійців на першому поверсі заходила «на вогник» кобила. (Справжня, з копитами). Всі здивовані. Браво, який до речі спав на другому поверсі, спочатку загадково всміхається якимось своїм згадкам, потім каже, що кобила приходила до нього у сні. Беручи до уваги нездоровий інтерес до нашої групи під час Літнього рейду цілого коров’ячого стада і явну ревність бика тоді-же, виникають певні асоціації. Замовкаю...

Знову швидко і оперативно збираємось. Сьогодні останній серйозний перехід, але народ про це не знає. І хоча треба набрати близько півтисячі метрів висоти, це вдається зробити досить легко – сніг тут, на сонячній стороні, значно «легший» - підталий, мокріший. В дуже доброму ритмі валимо вперед і вгору. На одній із проміжних вершин найбільша радість за останні дні – тут є мобільний зв’язок. І нехай це роумінг через сусідню Румунію, телефоную вагітній дружині.

Уже в темряві добираємось до точки призначення – п’яти величезних куль – старого закинутого радянського радіолокаційного комплексу раннього попередження. У нас тут запланована гра, але народ настільки втомлений, що намагається розповзтись по палатках наплювавши навіть на святкування Старого Нового Року. Відправляємо декількох гінців за залишеними під час розвідки маршруту продуктами і усіма правдами і неправдами намагаємось втримати людей біля багаття ще декілька годин.

А потім була ікра, шампанське, горілка, феєрверки і гаряче вино казанками майже до світанку. Нажралсо...

День 5.

...Проснулсо. Світало. Проникаючі крізь щілини помаранчеві промені ранкового сонця, силуети людей немов палають у дверному провалі, оточені сяйвом ранкової заграви, навколишні гірські хребти, схили яких ще у полоні ночі, а вершини виблискують сріблом. Красота, однако.

Години через дві народ починає прокидатись і виповзати з палаток. Робимо декілька антуражних постановочних фоток «полоненого» Браво із перебинтованою головою (виключно із цинічною...тьфу...сценічною метою).

Особливо «ексцентричних» набирається вісім чоловік (мій респект їм всім, і мені в тому числі) і ми організовуємо невеличку драйвову гру. Дике задоволення від біганини і повзання по снігу на висоті більше півтора кілометра плюс «впольований» снайпер. Клас...

Багато фотографуємось і виходимо у напрямку кінцевої точки нашого рейду. Темп вкрай високий, і, не зважаючи ні на що, ми витримуємо його до кінця. Маршрутка і виїзд до Львова.

Кінець.

Знову-ж таки лише цього рейду...





зараз /актуально/:
Зимовий Рейд 2014
Гірські рейди
Проект "Гірські рейди"
|
Федерація Страйкболу
Федерація Страйкболу
актуально завжди:
Про проект "Гірські рейди"
Рейди (архів)
Новини
Статті
FAQ
© copyright:

цей сайт створено
в рамках проекту "DeeP - partnership"
дизайн-студією DeeP  |  www.deep.com.ua