Федерація Страйкболу

інформацію поновлено:
15.06.2012
Зимовий Рейд 2014
Подати заявку
Підписка на новини
реєстрацію завершено

Про проект "Гірські рейди"
Рейди (архів)
Новини

Статті
FAQ

Логін:
Пароль:

  Статті / Відокремлений звіт "Зима 2012"
Зимові походи
Загальний Розділ
Звiти та відгуки учасників
Інше
Відокремлений звіт "Зима 2012"


Зимний Карпатский Рейд 2012

Автор: Bravo

Додано - 18.02.2013

Первый тревожный звонок прозвучал, когда дикторы на телевидении начали издалека заводить вкрадчивые разговоры про ожидаемые на конец января сильные морозы. Однако помня, что для наших любителей раздувать сенсации «сильные морозы» это уже все что ниже -10, я как-то не особо принимал эти посылы во внимание. К тому же, чем ближе подходило время старта, тем меньше мы обращали внимания на СМИ, погрузившись с головой в подготовительный процесс.

Реально мы задумались о переносе Зимнего Рейда лишь тогда, когда за неделю до начала был четко озвучен зубодробительный прогноз, от -25 до -30. Но было слишком поздно, так как многие участники уже запланировали отпуска и даже успели приобрести железнодорожные билеты.
«А, чем черт не шутит, все-таки на нашей стороне немалый походный опыт, да и среди участников достаточно ветеранов, справимся», - подумали мы (оргкомитет) и, перекрестившись, приняли окончательное решение: «матч состоится при любой погоде».

Тем временем «любая погода» победоносно шагала по стране от Донбасса до Карпат, на своем пути опуская столбики термометров до рекордных показаний и загоняя городских обывателей в отопительно-приборное рабство. Но наши ограниченные умы уже вновь были отвлечены от жутких мыслей разнообразными предстартовыми заботами.
Разрываясь между печатанием карт, планированием миссий и предотпусковой лихорадкой на работе, я в редкие свободные часы пытался успеть подготовить к игре собственное снаряжение, которое в этом году претерпело качественные изменения. В первую очередь я наконец-то отказался от милых сердцу истинного «олдфага» обычных кожаных берец в пользу гортексовых. Смешно, но с 2006-го года настоятельно рекомендуя всем зимним новичкам мембранную обувь, я сам как-то все отмахивался от нее. А зря, ведь стоять на пути прогресса бессмысленно. Но вот наконец-то и я соблаговолил посторониться и позволил прогрессу беспрепятственно проехать дальше, провезя в одном из своих вагонов прямо мне в руки сверкающую пару американских  ICWB «Labonville» с гортексовой мембраной и утеплителем тинсулейт.

Следующим этапом подготовки стала замена трех элементов нижней части одежды на один объединяющий. Комплект из плотных, но немембранных штанов MCCUU, белых маскировочных штанов и  кордуровых гамаш я полностью заменил утилитарными брюками из материала Hi-Pora  в американской расцветке Universal Camo. Напоминаю, той самой расцветке, которая единственная маскирует не только на большинстве летних и межсезонных театров, но и зимних. Это простое, но эффективное решение было навеяно просмотром фотографий с карпатских тренировок украинской Альфы.
Правда, по приезде штанов меня ждало легкое разочарование. Закройщики из СТС сконструировали низ брючин без каких-либо утяжек, явно в расчете на применение гамаш. Но эта проблема легко решилась самоличным  вшиванием в манжеты крепкой широкой резинки. Благо швейная машинка и навыки работы у меня имелись.
Остальную экипировку я оставил практически без изменений еще с позапрошлой зимы. Проверенный временем рюкзак Airborne 3-Day Assault Pack, боевой нагрудник Commando Chest Rig, белая маскировочная парка с капюшоном, она же в роли ветрозащитной, утилитарный полухэбэшный  китель (в этот раз также в расцветке Universal Camo, чтобы не диссонировал с брюками), теплый флисовый джемпер с высоким воротником, флисовые же маска-шапка и перчатки. Ну и напоследок, в качестве первого слоя, привычный для меня комплект термобелья Celt всепогодной серии. Хотя логичнее было бы взять толстую теплую серию, но я предпочел сохранить больше свободы движений.

Нагрудник штатно принял в себя магазины, гранаты, запасные шары, фонарь, флягу, аптечку и «маршевый корм» (леденцы и курагу).
Внутрь ранца и на его внешнюю подвеску отправились коврик со спальником, горелка с баллоном газа, вторая фляга с котелком и ложкой, сухой паек на неделю, небольшая бухта восьмимиллиметрового троса, нож, цепная пила, гигиенический набор, запасные батарейки и прочая походная мелочевка.


Заправлены в планшеты космические карты,
И штурман уточняет в последний раз маршрут.
Давайте-ка, ребята, закурим перед стартом:
У нас еще в запасе четырнадцать минут!

Вообще-то я не курю, но ко времени окончания сборов, реально хотелось затянуться, чтобы успокоить нервы. Ведь до старта и впрямь оставалось всего четырнадцать минут, а я только-только закончил заправлять «космические» карты в планшет. А телефон уже разрывался от звонков оператора такси, который все рвался донести до моего сведения, что машина подъехала и ждет. Ничего, накину водиле пару гривен сверху за простой. Так, три минуты на выход и погрузку, семь минут по ночному Львову до вокзала, где меня уже ждет слегка нервничающий Леха, выгрузка, спринт до платформы…. Фууух, мы в вагоне, успели!
По дороге во Франковск задаю другу пару уточняющих вопросов о маршрутах групп. Выясняется, что при окончательной печати пакетов они с Павлом (третий организатор) слегка изменили первую миссию. Ладно, сам виноват, что не нашел времени поприсутствовать. В конце концов, сценарии они умеют планировать не хуже меня. Сворачиваюсь по-кошачьи в клубок и засыпаю.

Франковск оглушил нас звенящим морозом, аки с размаху бревном поперек хребта. Жесткача добавила традиционно высокая в Западной Украине влажность, превратившая пребывание на улице просто в ад. Мои открытые уши через минуту уже пылали ледяным пламенем, а еще через одну враз потеряли чувствительность. Хорошенькое начало, якорь мне в задницу, что же будет дальше?!  Заходим в зал ожидания, где разместились недавно прибывшие участники с других городов и даже бывших республик. «Якорное» настроение  читается на каждом втором лице. Короткий инструктаж, раздача заданий, карт, игровых артефактов, распределение по группам, и вот мы уже в автобусе направляемся в горы, прямиком к району старта.
На этом месте позволю себе сделать небольшое отступление, дабы ввести читателя в курс дела относительно первой миссии. Общей легендой уже не в первый раз был принят фантастический мир Павла Корнева «Приграничье». Не буду вдаваться в детали, более близко с этой серией весьма необычных романов можно ознакомиться здесь (http://pavel-kornev.ru/led.html).
Наши полтора десятка «отморозков» были разделены на три группы, условно: дружина, патруль и рейнджеры. Рейнджерам (эту группу полностью составили белорусы) был вручен артефакт, с заданием виртуально зарядить его магической энергией на определенных точках горного хребта и затем доставить в финальный пункт назначения. А патруль и дружина должны были охотиться за артефактом, при случае воюя также и друг с другом. На этот первый игровой эпизод было отведено трое суток.

Итак, после выгрузки рейнджеры активно побежали на свою стартовую точку, а остальные пока еще объединенной группой (первые сутки по условиям игры патруль и дружина сохраняли нейтралитет) после некоторого плутания, выяснения отношений и ловли попутного вездеходного транспорта  добрались наконец-то и до своих «ворот в Приграничье».
Вот следует привычная уже перекомпоновка снаряги. Из рюкзаков извлекаются разной степени уголовной ответственности ножи, перекочевывая на внешний подвес. Маск.костюмы  сменяют роль оружейных чехлов на более соответствующую назначению. Заряжаются шарами магазины и проверяется исправность стволов. Все, пора на марш.

Первый день, можно сказать, получился разминочным. Этому способствовало то, что мы шли по утоптанной дороге с малым перепадом высот, да и «полярные» холода не успели еще сюда добраться, днем было лишь -15. Первая ночевка, тоже общая для обеих групп, была запланирована во временной летней хибаре лесорубов, на пологом склоне возле дороги.

Не успели мы с Лехой закончить ужин, а полати первого этажа уже были впритык забиты спящими вповалку участниками. Ничего не поделаешь, кряхтя и жалуясь на жизнь, лезем по бревенчатой стенке на продуваемый насквозь чердак, где в качестве утешения находим небольшую охапку сена.

Первую ночь я спал довольно таки жутко. Не акклиматизировавшийся еще как следует организм с трудом переносил стужу. Постоянно снились какие-то кошмары про чудовищ, поджидающих нас впереди, и оборотней, скрывающихся среди остальных игроков. На кульминационной сцене, в которой я и сам уже превращался в волколака, мой разум не выдержал таких издевательств и резко проснулся. Прямо мне в глаза сквозь проем в стене весело светила полная луна, загадочно обрамленная отблесками инея, намерзшего по краю лицевого отверстия моего спального мешка. Неземная красота! Но, однако так и лунатиком стать недолго. С этой мыслью я перевернулся на другой бок и забылся в очередном отрезке неспокойного сна.

Утро обрадовало нас чистейшим небом и ярким солнечным светом. Дружинники, перекусив на скорую руку, ускакали ловить рейнджеров. Мы же принялись держать совет. Первым вопросом на повестке дня стало дальнейшее участие Медведя. Еще перед завтраком харьковчанин подошел к нашему командиру Лехе, и явно терзаемый внутренними противоречиями, стыдливо сообщил, что хочет выйти из игры. Однако при этом у него не наблюдалось никаких внешних признаков недомогания. Молодой, здоровенный парень жаловался на плохое самочувствие, на необъяснимую тесноту в районе сердца, а нам казалось, что это просто смесь страха и переакклиматизации. В конце дня обычная простуда, а это именно она была у Медведя, таки проявит отчетливые симптомы, но это мы уже узнаем гораздо позже, в пост-рейдовом общении.А сейчас мы прикидывали, можно ли отпустить его назад одного, или же согласно принятому правилу выделить ему пару сопровождающих. Правда, во втором случае на маршруте оставалось бы лишь двое наших бойцов, которым бы обязательно пришлось ждать возвращения ушедших, а это на 90% означало пролет мимо миссии.

Взвесив все за и против, мы сообщили во львовский штаб о сходе Медведя, обязали его регулярно отзваниваться и отправили домой в одиночку. Сами же перешли к решению второго вопроса, - каким путем выполнять задание. Ломиться по труднопроходимому склону за рейнджерами, или же подняться по дороге сразу на вершину, занять находящиеся там кошары, и ждать в засаде, пока артефакт сам не приплывет в наши руки. Первый вариант осложнялся тем, что у нас не было четких координат точек, а только обозначенные квадраты на карте. У второго варианта также имелся большой минус в виде дружинников, которые явно выбрали тот же путь, но при этом по условию имели перед нами двухчасовый гандикап. В ходе обсуждения выяснилось, что вся группа в едином порыве видит второй вариант более верным, безопасным и эффективным, но испытывая  непреодолимую тягу к приключениям на собственный копчик, выбирает все-таки первый. «Ну что ж, вперед к неизведанным опасностям» - командует Леха, и мы, судорожно озираясь и пригибаясь, как спецназовцы в попсовых боевиках, спускаемся к дороге, пересекаем ее и входим в заросли величавых заснеженных елей.

Выход к реке был ознаменован очередными сюрпризами. Бывшая здесь два года назад бревенчатая переправа непонятным образом исчезла. А сам река замерзла. В это просто не верилось, стремительный горный поток, который как нам раньше казалось, никогда не позволит заковать себя в  оковы льда, смиренно нес свои воды под толстым матово-белым сводом. Командир неуверенно ступает на лед. Крепкий, держит. Проходим десяток метров, а вот и тонкая полоса незамерзшей стремнины у противоположного берега, все-же не так просто победить дух «Того, що греблі рве». Перебрасываем рюкзаки, прыгаем сами. Еще пара минут и здравствуй бурелом, веселье только начинается. На очередном привале пытаемся с Лехой вычислить скорость нашего перемещения с помощью оставленного Медведем ГПС-а. Ничего хорошего, началась карпатская стометровка. «Что такое карпатская стометровка», - тут же спрашивает киевлянин Аутро, - «это что ли когда привал через каждые сто метров»? «Ну почти», - отвечаю я, - «это когда скорость движения сто метров в час».

Некоторое время спустя выбираемся к полузамерзшему ручью. Русло выглядит явно менее завалено омертвевшими стволами, чем склоны. Если дальше подниматься по нему, то скорость должна возрасти. Ок, быть посему. Мои ноги время от времени проваливаются под лед, однако мембранные обувь и брюки выполняют свою работу. Удачное приобретение, что ни говори.
Со временем русло ручья сужается, двигаться по нему становится все сложнее. Следом попадаем в такой завал, что прорваться через него просто нереально. Поворачиваем на девяносто градусов, и, закинув стволы за спину, на четвереньках взбираемся по склону метров двадцать. Дальше, хоть и бурелом, но заметно реже, уже можно идти.

Солнце постепенно склоняется к закату. На очередном привале я задумчиво скалываю намерзший лед с ботинок, походный градусник фиксирует -25, а в команде новая проблема!
Малыш не может идти, его легким не хватает воздуха, и даже пятнадцатиминутный отдых не помогает ему отдышаться. Может быть перевес? Поднимаю рюкзак белоруса. Странно, навскидку не больше пуда, а ведь он рассказывал, что доводилось таскать и по сорок кило. Пытаемся выяснить причину, начинаем сводить факты один к одному.
- Что у нас изменилось за последний час?
- Относительно резко возросла скорость набора высоты.
- Есть ли у нашего минчанина опыт именно горных походов?
- Нет, и летние и зимние только по равнине, да еще сплавы по рекам.
- Ну это же очевидно, у него волчанка! Ээээ... я хотел сказать «горняшка».
Пытаемся все-же по возможности его разгрузить. Забираем тяжелые, но относительно малообъемные вещи и еду, так чтобы самим влезло в упакованные под завязку ранцы. Малыш уже может шагать дальше, хотя его скорость все также оставляет желать лучшего. Заодно понизилась и наша прыткость, что немного выравнивает общий баланс группы.

Внезапно идущий впереди Аутро останавливается и поднимает растопыренную пятерню. Следы! Вот они - рейнджеры, артефакт и в перспективе выигранная миссия. Приближаемся и внимательно рассматриваем. Подозрительно, судя по отпечаткам на снегу, здесь шагал один или два человека, а рейнджеров должно быть четверо. К тому же траектория явно идет на спуск, а должна бы подниматься. Приходим к выводу, что тут прошли туристы





или местные лесорубы, хотя в душе прекрасно понимаем, что данное решение это сделка с собственной совестью. Ведь и те и другие крайне редко ходят мимо проторенных троп. Но ничего не поделаешь, отряд сейчас не в том состоянии, чтобы заниматься полноценным следопытством.

Солнце уже пару часов как село, становится ощутимо холоднее. Мы вновь попадаем в густой бурелом. Все, приехали! Белорус встал, да и остальные уже на пределе. Командир, поразмышляв над картой, принимает решение искать более-менее ровный пятачок и ночевать здесь. Подхожу к Лехе, с вопросом:
- Ты понимаешь, что в этом морозильнике для нормальной ночевки придется расчистить снег, настелить под палатку лапник, а силы то уже на исходе? В то же время до колыб на вершине осталось всего километр-полтора, и там есть ПЕЧКА!
- А что делать, Саня? Вот, смотри, судя по ГПС-у, мы в этой точке. Теперь погляди на изолинии, дальше подъем будет еще круче. В наших условиях понадобится часов пять.
- Думаешь, это будет сложнее ночевки?
- Не думаю, знаю. Да и рейнджеры по идее уже вторую ночь так ночуют, и как-то справляются.
- Честно скажу, не нравится мне эта идея. Да и завтра утром мы будем еще тут, а там наверняка уже начнется «движ» и все решится без нас.
- Мало ли что тебе не нравится. Есть дельное предложение, - говори. Нет, - чего время зря теряем?

Снова вглядываюсь в подсвеченную фонарем карту, будто надеясь, что там высветится подсказка. Есть! Решение приходит в голову, словно и впрямь я прочитал его в сплетении зелено-коричневых контуров.

- Смотри, командир, здесь дорога как раз делает выпад в нашу сторону. Если мы пойдем на запад, не меняя высоты, то через километр на нее выйдем. Много времени это не займет, ведь траверсовать не в пример проще. А как выйдем на дорогу, то по ней еще столько же, пустяки.
- Умный да?! Шучу, шучу, так и сделаем. Бойцы, поднимаемся. Малыш, пойдешь впереди, будешь задавать удобный тебе темп.

Без смены давления горная болезнь немного отпускает нашего ведущего, и он шагает гораздо веселей. Да и другим идти стало явно полегче, ведь двигаемся теперь по прямой, пусть даже и с препятствиями. Снова натыкаемся на следы, но нам они уже совсем не интересны. Все равно исход решится в финальной точке.
По пути пересекаем еще один полузамерзший ручей. Пополняю флягу, которая штатно закреплена на моем нагруднике и подогревается на марше теплом от разгоряченного туловища. Вторую флягу на рюкзаке даже не трогаю, вода там давно уже превратилась в монолитный кусок льда, несмотря на болтанку и меховой чехол-термос.

А вот и дорога. Да, группе Паладина здесь явно пришлось несладко, ведь сверху нет защитной кроны деревьев, и толщина снега тут по середину бедра. К счастью нам идти проще, так как мы шагаем по уже пробитой дружинниками колее.
Набираем высоту, Малыш опять задыхается и отстает. Еще несколько рывков и мы выходим на плоскую, лишенную деревьев вершину. Впереди, подсвеченная луной, виднеется нестройная линия долгожданных колыб. Неказистые бревенчатые срубы выглядят так, словно они вросли по крышу в снег.

Командир принимает решение обойти строения на относительно безопасном расстоянии, и зайти с фланга сразу на крайнее южное, в котором по нашим данным должна находиться единственная печка. Чувствую, как тело начинает бить легкая дрожь, вот он боевой мандраж. Осторожно приближаемся. Затем, сбросив рюкзаки, подходим к домику с двух сторон, пытаясь взять его в клещи. Мои нервы натянуты как струны в ожидании того, что вот-вот по нам начнут стрелять из окон и щелей.
Аутро и Леха пинком открывают дверь, засвечивая внутренности колыбы подствольными фонарями. С удивлением констатирую, что не слышу ни выстрелов, ни разрывов гранат. Подбегаю со своей стороны и заглядываю внутрь. Все ясно, крохотное помещение пусто, заметено снегом и насквозь промерзло, а о бывшей здесь печке напоминает лишь кусок жести да отверстие от дымохода. Догадываюсь, что противника нет и в соседних строениях, иначе бы по нам давно открыли огонь. Закидываем внутрь рюкзаки и заваливаемся сами.

Только теперь я замечаю насколько печально состояние Лехи и Малыша. Первый пытается отогреть кисти рук подмышками, и по его лицу не сложно заметить, что он испытывает адскую боль. Второй же и вовсе напоминает жидкого терминатора из сцены с заморозкой в азоте. Особенно характерно смотрятся его заледеневшие боты.
Кое-как пытаемся разобраться с исправностью стволов. Поочередно опускаем их к порогу, уперев дулами в сугроб, чтобы приглушить звуки выстрелов, и проверяем спуск. Из четырех шарометов работают лишь два, командирский АКC-74 и MP5 киевлянина. У остальных намертво замерзли аккумуляторы.
Ну что ж, двоим наиболее способным двигаться, пора отправляться на зачистку. Я хватаю 74-ку и мы вместе с Аутро выбираемся наружу. Первая колыба пуста, вторая, третья. Черт, как же холодно-то рукам! В отличие от моего калаша фирмы «Маруй», Лехин «ЭлСиТи» цельнометаллический. Чувствую, как четыре килограмма железа промораживают ладони даже сквозь перчатки. Искренне удивляюсь терпению и выдержке владельца автомата.

Все ближе и ближе северный край нашего микро-поселка. Боевой мандраж сменяется на боевой задор. Тело, еще пару минут назад едва живое, наполняется невесть откуда взявшейся силой. Я уже не чувствую ни холода, ни усталости. Наоборот, кажется, что теперь я смогу «воевать» хоть до утра. Но это лишь иллюзия, адреналиновый заряд, приказывающий организму безжалостно жечь последние энергетические заначки из скрытого тайника ресурсов.
Внезапно Аутро подает рукой знак «вижу противника». С трудом разбираю его шепот: «Труба, там над крышей труба». Следом до меня доносится легкий запах дыма. Сомнений больше нет, атакуем. Осторожно, стараясь не шуметь, заходим с разных флангов к двери. Вытягиваю из подсумка гранату, срываю кольцо. Под шипение замедлителя пытаюсь свободной рукой приоткрыть дверь. Но что это?! Вместо двери натыкаюсь на какую-то плотную завесу.  Отчаянно орудую левой рукой лишь бы успеть до того как рванет заряд, иначе мы с напарником оба выйдем из игры. Вроде получилось, граната закатывается под полог. Одновременно с внутренней стороны по завесе проходится очередь из шаров. Раздается голос киевлянина Гризли: «Тревога, нас атакуют». Однако почему-то вместо слаженного щелканья предохранителей в ответ я смутно слышу лишь сонное бормотание в стиле «данунафиг». Тем временем замедлитель перестает шипеть, а взрыва все нет. Не сработала, черт побери!
Аутро просовывает ствол через полог и дает очередь внутрь колыбы. Однако привод звучит как работающий вхолостую, и я не слышу щелканья рикошетов, похоже у него какие-то проблемы с подачей шаров. Снова ход противника, из дверного проема вылетает граната, но к счастью летит довольно далеко, поэтому при взрыве мы остаемся вне обязательного радиуса поражения. Осколки наполнителя до нас тоже не долетают. Мой напарник судорожно меняет магазин в своем MP5. Тем временем я, уже хорошо присмотревшись к конструкции полога, решаю все-таки своим методом довести дело до конца, и проворно закидываю внутрь вторую гранату.
Долгожданный взрыв. Дружинник разочарованно сообщает, что внутри все мертвы. Аутро тут же спешит в середину, греться. Кричу ему: «куда ты, постой, мы же еще не закончили зачистку».
В ответ слышу усталый голос Гризли: «Браво, ты что, с дуба на кактус рухнул? На улице криоген. Вот скажи мне, кого ты там рассчитываешь найти» ?!
Мысленно соглашаюсь и пролезаю в дверной проем. Таки да, внутри узреваю дружину в полном составе. Причем четверо продолжают храпеть как ни в чем ни бывало. Однако поразительно крепкие нервы у ребят.

Державший оборону боец снимает с печки котелок, достает из кармана стальную фляжку и гостеприимно угощает нас горячим чаем и коньяком. Докладываю по рации командиру о выполненной задаче. Так хочется остаться здесь и никуда не идти. Но я понимаю, что скоро начнется адреналиновый отходняк, а значит надо успеть подготовится к ночевке. Да и у дружинников нет свободных спальных мест. С неохотой выходим наружу и возвращаемся в свое расположение. Леха и Малыш уже успели постелить на полати карематы, разложить спальники и залезть внутрь.
Аутро достает из рюкзака горелку, собирает и включает ее. Замерзший газ поступает в конфорку очень неохотно, и я меланхолично подогреваю баллон зажигалкой.  Тем временем киевлянин набирает в котелки снег для растопки, ведь всю воду, которая не успела застыть, мы выпили еще на привалах. Готовим на всех чай с лимоном и медом. Ужинать нет никакого желания. Адреналин уже покинул мои вены, и тело медленно, но верно наполняется свинцом.

Пора укладываться спать. Прикидываю что на улице наверняка все -35. Еще раз критически осматриваю свой спальный мешок с характеристикой экстрима на -12. Стремновато. Надо утепляться. В ноги укладываю флиску, верх спальника укрываю кителем и маскировочной паркой. Из последних сил топлю снег и кипячу еще литр воды. Заливаю в пустую флягу, которую собираюсь использовать как грелку. С сомнением смотрю на уже успевшего заснуть Малыша. Бужу его.
- Какой у тебя спальник?
- Хороший.
- Насколько хороший?
- На минус тридцать.
- Ноги отогрелись?
- Да.
Со спокойной душой забрасываю горячую флягу в свой мешок. А зря, потом я еще долго буду укорять себя за этот выбор.
Практически уже проваливаясь в сон, пытаюсь воззвать к собственной совести, на тему того, что ночью придут рейнджеры и вырежут нас как курей, или утром придут оживленные Штабом дружинники и отомстят за ночной штурм, и надо хотя бы «растяжку» на них поставить. Бесполезно, совесть уже беспробудно спит. Чуть погодя к ней присоединяется и разум.

Утром отряд Паладина действительно получил оживление и отправился уничтожать противника, то есть нас. Штурм повторился с точностью до наоборот. За тем лишь отличием, что с нашей стороны сил обороняться не было вообще ни у кого.
Через полчаса дружинники пришли еше раз и сообщили, что они перетащили к себе пару лавок из соседних срубов, накрыли досками и теперь у них есть четыре дополнительных спальных места.
Хватаем вещи и летим просто на крыльях. А вот и она, властительница наших грез - горячая печка! Как же мало надо человеку для счастья…

Располагаемся, выходим на связь со Штабом. Оживления нам пока еще не дают. Заодно узнаем, что из группы рейнджеров одна пара уже сошла и уехала домой, а оставшиеся двое стоят лагерем примерно в километре-двух отсюда. Еще у них садится батарея в мобильнике, потому на связь выходить будут редко. Ну что ж, неудивительно, что у них солидные небоевые потери. Все-таки ребятам досталось самое сложное задание. Заодно становится ясно, чьи следы мы видели на подъеме.
Паладин пытается наладить патрулирование, чтобы достойно встретить противника, однако стволов, способных стрелять на таком морозе, у него в группе осталось тоже от силы два.
Тем временем выясняется, что Малыш все-таки заработал себе обморожение на правой ступне. Выдаем ему заживляющую мазь, аспирин и готовим много чая с медом и прочими добавками.
А я недобрым словом вспоминаю свой жадный характер и грелку, которую прошлой ночью положил себе, вместо того чтобы дать белорусу.
Затем мы с Лехой снова связываемся со Штабом. Все идет к тому, что придется отменять запланированные ранее ролевку на местности и финальную миссию на маршруте через высоту 1690. А сейчас всем придется собираться и спускаться обратно по дороге.

К вечеру рейнджеры так и не появились. На правах организаторов приказываем Штабу передать им об окончании игры, и чтобы они тоже возвращались домой. А сами заваливаемся спать вместе с остальными участниками.
Утром дружинники вместе с Малышом отправляются вниз, а мы втроем остаемся еще на некоторое «контрольное» время. От нечего делать устраиваем фотосессию.
Через несколько часов дуракаваляния Леха отдает приказ и нам спускаться вниз, так как очевидно, что белорусы уже давно в пути домой.

Вечером, уже в поезде, выясняется, что последнее сообщение парни так и не получили, и во Львове тоже не появлялись. Но мы пока еще не видим повода для тревоги.
Наступает следующее утро, рейнджеров нет ни в городе, ни на связи. Тревога комом подкатывает к горлу. Звоним  в МЧС и сообщаем все необходимые для поисков данные. Сами же целый день проводим как на иголках. Дополнительных седых волос добавляет информация от спасателей, что в искомом районе было зафиксировано падение темепературы до -39.

Но, как и полагается в классических историях, наступил долгожданный хеппи-енд. Пропажу никто не заметил и праздник продолжился… ээээ, то есть я хотел сказать, белорусы нашлись живы и здоровы.
Как потом выяснилось, они неправильно истолковали предыдущие инструкции, а последующие сообщения просто не получили, так как их мобильник окончательно сел.
Добравшись до отапливаемой колыбы аккурат после нашего ухода, они просидели там сутки, играя в компьютерные игры на удачно припасенном ноутбуке. Характерно, что в отличие от телефона, к ноутбуку запасные батареи у них имелись. После окончательной посадки всех элементов питания, наши герои отправились домой вниз по дороге, где и встретились с прибывшими на их поиски спасателями.

P.S. У Малыша тоже все закончилось хорошо. Обморожение не превысило вторую степень, и совместные усилия львовских и минских врачей поставили его на ноги, на целые ноги :-)

Автор: Александр Рушаков (Браво)







зараз /актуально/:
Зимовий Рейд 2014
Гірські рейди
Проект "Гірські рейди"
|
Федерація Страйкболу
Федерація Страйкболу
актуально завжди:
Про проект "Гірські рейди"
Рейди (архів)
Новини
Статті
FAQ
© copyright:

цей сайт створено
в рамках проекту "DeeP - partnership"
дизайн-студією DeeP  |  www.deep.com.ua